18+

Камни с вкраплениями золота, серебра и малахита: коллекция артефактов современного художника

6 сентября 2021, 18:00
Истории

Кто-то собирает марки, монетки, предметы старины, а кто-то складирует, на первый взгляд, совершенно странные вещи. Если копнуть чуть поглубже, можно узнать, что это вовсе не режим «прелести Голлума», а ценные по своему смысловому значению артефакты: находки, которые фиксируют идеи, наброски — словом, ружье искусства, которое обязательно выстрелит. О своей коллекции, связанной с современными художественными практиками, «Ключ-Медиа» рассказал Максим Амельченко, сооснователь независимого арт-сообщества beznazvaniia.

Кто-то собирает марки, монетки, предметы старины, а кто-то — совершенно странные вещи. Однако и разные породы горной руды могут оказаться не «просто камнями», а ценными артефактами. Об актуальных методах и практиках современного искусства «Ключ-Медиа» рассказал Максим Амельченко, сооснователь независимого арт-сообщества beznazvaniia.

— Владимирцы нередко что-то коллекционируют, но образцы руды — это что-то новенькое. Расскажи, почему тебя это привлекло?

— Камни — материальный архив, связанный с тем, что я, в принципе, собираю. Фиксирую отношения физического и абстрактного, ведь можно же коллекционировать и визуальные образы. Например, ты видишь, что внутри огорода стоит лодка, вдохновляешься странной картинкой и снимаешь экспозицию на смартфон. По сути, это и происходит архивация артефакта, который может пересобраться в будущей работе.

Кто-то собирает марки, монетки, предметы старины, а кто-то — совершенно странные вещи. Однако и разные породы горной руды могут оказаться не «просто камнями», а ценными артефактами. Об актуальных методах и практиках современного искусства «Ключ-Медиа» рассказал Максим Амельченко, сооснователь независимого арт-сообщества beznazvaniia.
Кто-то собирает марки, монетки, предметы старины, а кто-то — совершенно странные вещи. Однако и разные породы горной руды могут оказаться не «просто камнями», а ценными артефактами. Об актуальных методах и практиках современного искусства «Ключ-Медиа» рассказал Максим Амельченко, сооснователь независимого арт-сообщества beznazvaniia.
Кто-то собирает марки, монетки, предметы старины, а кто-то — совершенно странные вещи. Однако и разные породы горной руды могут оказаться не «просто камнями», а ценными артефактами. Об актуальных методах и практиках современного искусства «Ключ-Медиа» рассказал Максим Амельченко, сооснователь независимого арт-сообщества beznazvaniia.

— То есть, так работают художники и это можно сравнить с практикой подбора референсов?

— Да, это определенная художественная практика. Зачастую современные художники используют архив как часть исследовательской деятельности. Ты это собираешь, пытаешься переосмыслить, с чем и как встретился, при каких условиях, как этому можно дать дальнейшую жизнь. А перед тем, как «запастись артефактами», исследуешь карты, смотришь, что тебя там окружает, изучаешь историю района. Другими словами, прибегаешь к одному из методов работы с архивами — рисерч. Конечно, бывают и купленные артефакты. Иногда, когда я нахожусь в другом городе, то смотрю и приобретаю что-то на «Авито».

Кто-то собирает марки, монетки, предметы старины, а кто-то — совершенно странные вещи. Однако и разные породы горной руды могут оказаться не «просто камнями», а ценными артефактами. Об актуальных методах и практиках современного искусства «Ключ-Медиа» рассказал Максим Амельченко, сооснователь независимого арт-сообщества beznazvaniia.
Кто-то собирает марки, монетки, предметы старины, а кто-то — совершенно странные вещи. Однако и разные породы горной руды могут оказаться не «просто камнями», а ценными артефактами. Об актуальных методах и практиках современного искусства «Ключ-Медиа» рассказал Максим Амельченко, сооснователь независимого арт-сообщества beznazvaniia.
Кто-то собирает марки, монетки, предметы старины, а кто-то — совершенно странные вещи. Однако и разные породы горной руды могут оказаться не «просто камнями», а ценными артефактами. Об актуальных методах и практиках современного искусства «Ключ-Медиа» рассказал Максим Амельченко, сооснователь независимого арт-сообщества beznazvaniia.
Кто-то собирает марки, монетки, предметы старины, а кто-то — совершенно странные вещи. Однако и разные породы горной руды могут оказаться не «просто камнями», а ценными артефактами. Об актуальных методах и практиках современного искусства «Ключ-Медиа» рассказал Максим Амельченко, сооснователь независимого арт-сообщества beznazvaniia.

— Сколько у тебя камней-артефактов и какой смысл таит в себе этот архив?

— Коллекция насчитывает около 40 камней, все они приехали из Кузнецкого угольного бассейна и были задействованы в проекте про мою родину. Я родился и вырос в Междуреченске, самой южной точке Кузбасса, одного из самых крупных угольных бассейнов в мире, становясь свидетелем постепенного деградирования этой индустрии в нашей стране. Дело в том, что раньше добыча сырья была спрятанной, всё происходило закрытым методом, незаметным для посторонних взглядов. В связи с опасностью этой сферы технологии перешли на открытые горные работы, которые используются и по сей день. Поэтому мне, как исследователю, стало доступно наблюдение за оскудевающим ландшафтом: многие карьеры исчерпали ресурсы, стали не выгодны и брошены. Горы уменьшились до срезов и насыпей. Некоторые из них красивы, а потому привлекают к себе туристов. Люди продолжают воспринимать индустрию и ее продукты как личный и государственный ресурс, в то время как сами оказались ресурсом, питающим промышленность. И цикл повторяется вновь.

Кто-то собирает марки, монетки, предметы старины, а кто-то — совершенно странные вещи. Однако и разные породы горной руды могут оказаться не «просто камнями», а ценными артефактами. Об актуальных методах и практиках современного искусства «Ключ-Медиа» рассказал Максим Амельченко, сооснователь независимого арт-сообщества beznazvaniia.
Кто-то собирает марки, монетки, предметы старины, а кто-то — совершенно странные вещи. Однако и разные породы горной руды могут оказаться не «просто камнями», а ценными артефактами. Об актуальных методах и практиках современного искусства «Ключ-Медиа» рассказал Максим Амельченко, сооснователь независимого арт-сообщества beznazvaniia.
Кто-то собирает марки, монетки, предметы старины, а кто-то — совершенно странные вещи. Однако и разные породы горной руды могут оказаться не «просто камнями», а ценными артефактами. Об актуальных методах и практиках современного искусства «Ключ-Медиа» рассказал Максим Амельченко, сооснователь независимого арт-сообщества beznazvaniia.
Кто-то собирает марки, монетки, предметы старины, а кто-то — совершенно странные вещи. Однако и разные породы горной руды могут оказаться не «просто камнями», а ценными артефактами. Об актуальных методах и практиках современного искусства «Ключ-Медиа» рассказал Максим Амельченко, сооснователь независимого арт-сообщества beznazvaniia.

— Есть ли среди образцов поистине ценные, и какова их стоимость в таком случае?

— Это разные породы. В подборке попадаются уголь, медь, камни с вкраплениями золота, малахита, серебра. Однако оценка артефактов в деньгах — очень искаженная метрика. Конечно, можно выложить руду на какие-то крипто-аукционы и попробовать продать за бешеные деньги, но все-таки материально ценным это становится в тот период, когда обретает историю.

ЦИФРЫ:проект об экологических и социальных проблемах Кузбасса Максим создавал около 5 лет. Художник посетил почти 100 населенных пунктов и промышленных окрестностей, архив пополнили более 1000 фотографий: пейзажи, портреты, предметная и документальная съемка.
Кто-то собирает марки, монетки, предметы старины, а кто-то — совершенно странные вещи. Однако и разные породы горной руды могут оказаться не «просто камнями», а ценными артефактами. Об актуальных методах и практиках современного искусства «Ключ-Медиа» рассказал Максим Амельченко, сооснователь независимого арт-сообщества beznazvaniia.
Кто-то собирает марки, монетки, предметы старины, а кто-то — совершенно странные вещи. Однако и разные породы горной руды могут оказаться не «просто камнями», а ценными артефактами. Об актуальных методах и практиках современного искусства «Ключ-Медиа» рассказал Максим Амельченко, сооснователь независимого арт-сообщества beznazvaniia.
Кто-то собирает марки, монетки, предметы старины, а кто-то — совершенно странные вещи. Однако и разные породы горной руды могут оказаться не «просто камнями», а ценными артефактами. Об актуальных методах и практиках современного искусства «Ключ-Медиа» рассказал Максим Амельченко, сооснователь независимого арт-сообщества beznazvaniia.
Кто-то собирает марки, монетки, предметы старины, а кто-то — совершенно странные вещи. Однако и разные породы горной руды могут оказаться не «просто камнями», а ценными артефактами. Об актуальных методах и практиках современного искусства «Ключ-Медиа» рассказал Максим Амельченко, сооснователь независимого арт-сообщества beznazvaniia.

— Обрели ли твои артефакты известность?

— Да, образцы руды стали частью инсталляции на выставке в московской галерее коллекционера Максима Боксера. В презентацию «Осторожно, месторождение» также вошли изображения и образы. Например, восстановленный по некогда реальному плакату баннер, который транслирует ребенка с «БелАЗом» в руках. Сюжет венчает призыв, мол, выбирай профессию с детства, что говорит о решении, которое за тебя уже приняли. Для другой работы я взял с фотостока портрет парня модельной внешности и подрисовал ему «смоки айс». Это связано с детским воспоминанием, когда было странно наблюдать мужчин-рабочих с якобы накрашенными глазами. На самом деле, это были издержки их труда в шахте, ведь они долго не могли смыть пыль с лица. В работах современных художников очень часто то, что визуально выглядит красиво или иронично, скрывает какое-то горе.

Кто-то собирает марки, монетки, предметы старины, а кто-то — совершенно странные вещи. Однако и разные породы горной руды могут оказаться не «просто камнями», а ценными артефактами. Об актуальных методах и практиках современного искусства «Ключ-Медиа» рассказал Максим Амельченко, сооснователь независимого арт-сообщества beznazvaniia.
Кто-то собирает марки, монетки, предметы старины, а кто-то — совершенно странные вещи. Однако и разные породы горной руды могут оказаться не «просто камнями», а ценными артефактами. Об актуальных методах и практиках современного искусства «Ключ-Медиа» рассказал Максим Амельченко, сооснователь независимого арт-сообщества beznazvaniia.
Кто-то собирает марки, монетки, предметы старины, а кто-то — совершенно странные вещи. Однако и разные породы горной руды могут оказаться не «просто камнями», а ценными артефактами. Об актуальных методах и практиках современного искусства «Ключ-Медиа» рассказал Максим Амельченко, сооснователь независимого арт-сообщества beznazvaniia.
Кто-то собирает марки, монетки, предметы старины, а кто-то — совершенно странные вещи. Однако и разные породы горной руды могут оказаться не «просто камнями», а ценными артефактами. Об актуальных методах и практиках современного искусства «Ключ-Медиа» рассказал Максим Амельченко, сооснователь независимого арт-сообщества beznazvaniia.
Кто-то собирает марки, монетки, предметы старины, а кто-то — совершенно странные вещи. Однако и разные породы горной руды могут оказаться не «просто камнями», а ценными артефактами. Об актуальных методах и практиках современного искусства «Ключ-Медиа» рассказал Максим Амельченко, сооснователь независимого арт-сообщества beznazvaniia.
maximboxer.com/максим-амельченко-осторожно-месторо/

— Чем в настоящее время занимается арт-сообщество beznazvaniia, сооснователем которого ты являешься?

— Сегодня независимое арт-сообщество beznazvaniia живет ивентами и событиями, которые мы проводим и в которых участвуем больше вне города. Недавно мы вернулись со слета институций и самоорганизаций в Самаре, где представляли нашу владимирскую мастерскую. Там сделали несколько работ в среде, они были про архитектуру. Также меня продолжает интересовать милитари-культура и фотографирование, взаимодействие документации и фальсификации.

— Считаешь ли ты, что во Владимире с современным искусством туго, и если да, то почему?

— Все мы зависимы от тех пространств, в которых родились, и часто бэкграунд имеет какую-то назидательную позицию. На мой взгляд, во Владимире художественный прогресс тормозится образом религиозного города, на статус части «Золотого кольца» у нас работают все значимые памятники архитектуры. В той же Самаре, к примеру, столице инженеров, у актуальных практик шансов на жизнь больше. У наших первопроходцев, которые создают центры современной культуры и другие подобные проекты, возможность «раскачать лодку» есть тоже, но надо очень много работать. Зарождение современного дискурса возможно, если читать, просвещаться, обращать внимание на текущий опыт художников из других городов, повышать свою эрудицию, понимать тренды и уметь их предугадывать.

Фотографии предоставлены Максимом Амельченко

Любви все возрасты покорны! Неожиданные факты о владимирских свадьбах — 2022
Любви все возрасты покорны! Неожиданные факты о владимирских свадьбах — 2022 Истории
«Экспонаты руками трогать!»: выставка, на которой можно увидеть голос и пощупать слух
«Экспонаты руками трогать!»: выставка, на которой можно увидеть голос и пощупать слух Истории
Ностальгия и «символический чемоданчик» переехавшего в Германию владимирца
Ностальгия и «символический чемоданчик» переехавшего в Германию владимирца Везде свои
Пряничный «централ» и леденцовые «Золотые ворота» в топе сувениров страны
Пряничный «централ» и леденцовые «Золотые ворота» в топе сувениров страны Истории
Не Ивлев, а Грозный. Что шеф «На ножах» в Александрове делал?
Не Ивлев, а Грозный. Что шеф «На ножах» в Александрове делал? События
«Я надеялся тысяч на 20», — кардиолог из Александрова выиграл в лотерею полмиллиона рублей
«Я надеялся тысяч на 20», — кардиолог из Александрова выиграл в лотерею полмиллиона рублей События
Отказ от гендерных стереотипов, растущая зарплата и другие job-реалии областного центра
Отказ от гендерных стереотипов, растущая зарплата и другие job-реалии областного центра События
Волшебная картина. Почему на водоёмах области распустились «ледяные цветы»?
Волшебная картина. Почему на водоёмах области распустились «ледяные цветы»? #безфильтров
Движуху навести охота: 10 групп и стейдждайвинг на конкурсе-фестивале «ВладРок’2022»
Движуху навести охота: 10 групп и стейдждайвинг на конкурсе-фестивале «ВладРок’2022» От фольклора до хардкора
Иллюзионист Сергей Сафронов «дал пять» креативным первоклашкам из Владимира
Иллюзионист Сергей Сафронов «дал пять» креативным первоклашкам из Владимира События
«Выжившие» на улицах Владимира: памятники архитектуры, которые пытаются избежать сноса
«Выжившие» на улицах Владимира: памятники архитектуры, которые пытаются избежать сноса Владимир в деталях
Следите за руками! Владимирец Евгений Кондратьев и секреты российских фокусников
Следите за руками! Владимирец Евгений Кондратьев и секреты российских фокусников Истории
Ждать ли 33-му региону потепления среди зимы?
Ждать ли 33-му региону потепления среди зимы? События
Владимирская бизнесвумен: «Я из поколения, любящего одежду по фигуре»
Владимирская бизнесвумен: «Я из поколения, любящего одежду по фигуре» Свой стиль
«Бюстгальтер, милый мой бюстгальтер», – Мария Киселева из Владимира создала первый подкаст о брафиттинге
«Бюстгальтер, милый мой бюстгальтер», – Мария Киселева из Владимира создала первый подкаст о брафиттинге Бизнес с женским лицом
Прорубь, валенки да самовары: владимирские моржи открыли сезон вечеринкой a la russe
Прорубь, валенки да самовары: владимирские моржи открыли сезон вечеринкой a la russe Истории
Сломал стереотипы! Владимирец доказал, что стиль «ню» не только для женщин
Сломал стереотипы! Владимирец доказал, что стиль «ню» не только для женщин Истории
«Революцьённый tap-dans», или Студенческий спектакль, на который выстраиваются очереди
«Революцьённый tap-dans», или Студенческий спектакль, на который выстраиваются очереди События
Блюдо советских архиереев: история и рецепт салата «Клязьма»
Блюдо советских архиереев: история и рецепт салата «Клязьма» Истории
Елена Ваенга, Сергей Лазарев и Ангина – кумиры нескольких поколений выступят во Владимире
Елена Ваенга, Сергей Лазарев и Ангина – кумиры нескольких поколений выступят во Владимире Афиша