18+

«Она заставляла меня плакать», или Как девушка из Владимира два года в Арктике прожила

23 ноября 2022, 11:50
Везде свои

Для них весь мир на ладони, а четыре стены — худшее наказание. То и дело они вырываются из душных коробок, чтобы сделать глоток прохладного воздуха и почувствовать вкус долгожданной свободы. Владимирский гончар и владелец студии керамики Юлия Штарева одна из таких людей. Девушка не любит сидеть на месте и исследует Россию по мере возможности. Недавно она вернулась из Арктики, где прожила 2 года. О своей жизни за Северным полярным кругом путешественница рассказала «Ключ-Медиа».

Тундра – не Мекка для туристов. Скорее, место для избранных – людей, не страшащихся дикой природы и глуши. Романтику нетронутой, почти первобытной красоты Севера оценила Юлия Штарева из Владимира. Подробностями о жизни в холодном краю она поделилась с нашим изданием.
«Я керамист, турист и авантюрист в одном лице. На данный момент живу во Владимире, занимаюсь гончарным делом. Это мой основной вид деятельности: и хобби, и доход, и образ жизни. Именно с ним в основном и связаны мои путешествия. Где-то я осваивала ремесло, где-то получала новый опыт. Например, в Нарьян-Мар, это город в Арктике, я поехала именно по работе: нашла вакансию гончара, откликнулась, меня приняли и оплатили билет на самолет. Там я прожила с 2019 по 2021 год».

Если взглянуть на ситуацию философски, то это было путешествие не за чем-то, а, скорее, от чего-то. Юлия признается, что устала от Владимира: его дома казались бетонными коробками, улицы — стенами. Она хотела шагнуть за порог и сразу оказаться на природе. За этим девушка и сбежала в Арктику, и та спасла ее от депрессии.

Тундра – не Мекка для туристов. Скорее, место для избранных – людей, не страшащихся дикой природы и глуши. Романтику нетронутой, почти первобытной красоты Севера оценила Юлия Штарева из Владимира. Подробностями о жизни в холодном краю она поделилась с нашим изданием.
Тундра – не Мекка для туристов. Скорее, место для избранных – людей, не страшащихся дикой природы и глуши. Романтику нетронутой, почти первобытной красоты Севера оценила Юлия Штарева из Владимира. Подробностями о жизни в холодном краю она поделилась с нашим изданием.

До Нарьян-Мара Юлия несколько лет жила в монастыре. Нет, она не была послушницей, занималась все тем же гончарным делом. Просто осваивать азы ремесла решила в уединенном месте — в лесу на берегу реки. После полного доступа к природе оказаться снова в душном городе было для землячки истинным наказанием.

«Владимир после монастыря казался какой-то огромной квартирой, из которой ты не можешь выйти. Этот период жизни выдался тяжелым, и я с огромным удовольствием снова собирала вещи в поездку. Дикая глушь была как раз тем, что нужно для возвращения себя».
Тундра – не Мекка для туристов. Скорее, место для избранных – людей, не страшащихся дикой природы и глуши. Романтику нетронутой, почти первобытной красоты Севера оценила Юлия Штарева из Владимира. Подробностями о жизни в холодном краю она поделилась с нашим изданием.

Нарьян-Мар — единственный город Ненецкого автономного округа, находится севернее полярного круга. Он небольшой, там проживает около 30 тысяч жителей. Так что вся окружающая природа и ее дары доступны каждому местному и приезжему в избытке. Красота Арктики — отдельная тема.

«Она потрясает. С сентября по март ты можешь любоваться северным сиянием. Я видела его даже из окна своей квартиры. В конце мая происходит ледоход — это знаковое событие для жителей Нарьян-Мара. Выглядит зрелищно, и люди устраивают на берегу Печоры пикники, наслаждаясь природным явлением».
Тундра – не Мекка для туристов. Скорее, место для избранных – людей, не страшащихся дикой природы и глуши. Романтику нетронутой, почти первобытной красоты Севера оценила Юлия Штарева из Владимира. Подробностями о жизни в холодном краю она поделилась с нашим изданием.
Тундра – не Мекка для туристов. Скорее, место для избранных – людей, не страшащихся дикой природы и глуши. Романтику нетронутой, почти первобытной красоты Севера оценила Юлия Штарева из Владимира. Подробностями о жизни в холодном краю она поделилась с нашим изданием.
«В июне начинают просыпаться самые дивные растения, еще холодно, но аромат в тундре стоит неповторимый. Июль, август и сентябрь — самые богатые на дары месяцы. Вокруг ну очень много ягод и грибов. Их хватает на всех. Я, как и остальные жители, забивала ими морозилки, сушила. Среди ягод удивила морошка необычным вкусом — пробовала ее впервые. Также в тундре много черники, брусники и северной шикши».
Тундра – не Мекка для туристов. Скорее, место для избранных – людей, не страшащихся дикой природы и глуши. Романтику нетронутой, почти первобытной красоты Севера оценила Юлия Штарева из Владимира. Подробностями о жизни в холодном краю она поделилась с нашим изданием.
Тундра – не Мекка для туристов. Скорее, место для избранных – людей, не страшащихся дикой природы и глуши. Романтику нетронутой, почти первобытной красоты Севера оценила Юлия Штарева из Владимира. Подробностями о жизни в холодном краю она поделилась с нашим изданием.
Тундра – не Мекка для туристов. Скорее, место для избранных – людей, не страшащихся дикой природы и глуши. Романтику нетронутой, почти первобытной красоты Севера оценила Юлия Штарева из Владимира. Подробностями о жизни в холодном краю она поделилась с нашим изданием.
Тундра – не Мекка для туристов. Скорее, место для избранных – людей, не страшащихся дикой природы и глуши. Романтику нетронутой, почти первобытной красоты Севера оценила Юлия Штарева из Владимира. Подробностями о жизни в холодном краю она поделилась с нашим изданием.

В свободное от работы время Юля ездила на велосипеде в тундру. Бывало, что и на все выходные уходила побыть наедине с природой.

«Очень много раз Арктика заставляла меня плакать. Факт того, что нет никого вокруг, с кем ты можешь разделить окружающую красоту, что все это лишь для тебя, шокировал!»
Тундра – не Мекка для туристов. Скорее, место для избранных – людей, не страшащихся дикой природы и глуши. Романтику нетронутой, почти первобытной красоты Севера оценила Юлия Штарева из Владимира. Подробностями о жизни в холодном краю она поделилась с нашим изданием.
Тундра – не Мекка для туристов. Скорее, место для избранных – людей, не страшащихся дикой природы и глуши. Романтику нетронутой, почти первобытной красоты Севера оценила Юлия Штарева из Владимира. Подробностями о жизни в холодном краю она поделилась с нашим изданием.

Зима, конечно, чуть портила общее впечатление. Она не только затяжная — с октября по май, — но еще и лютая, а также темная. Короткий световой день, а порой и полное его отсутствие переносились тяжело. Юлия не застала самую холодную пору, когда температура опускалась до минус 40 градусов — уезжала на это время домой. Но жить при 30-градусном морозе несколько месяцев подряд тоже тяжко. Хотя раньше, по словам местных, в их краю было куда холоднее: температура доходила до минус 70, однако климатические изменения внесли свою коррективу.

Тундра – не Мекка для туристов. Скорее, место для избранных – людей, не страшащихся дикой природы и глуши. Романтику нетронутой, почти первобытной красоты Севера оценила Юлия Штарева из Владимира. Подробностями о жизни в холодном краю она поделилась с нашим изданием.
Тундра – не Мекка для туристов. Скорее, место для избранных – людей, не страшащихся дикой природы и глуши. Романтику нетронутой, почти первобытной красоты Севера оценила Юлия Штарева из Владимира. Подробностями о жизни в холодном краю она поделилась с нашим изданием.
Тундра – не Мекка для туристов. Скорее, место для избранных – людей, не страшащихся дикой природы и глуши. Романтику нетронутой, почти первобытной красоты Севера оценила Юлия Штарева из Владимира. Подробностями о жизни в холодном краю она поделилась с нашим изданием.

А вот летом, как ни странно, могла стоять дикая жара. Правда, она переносилась тяжелее, чем в мегаполисе, признается наша героиня.

«Для меня это была просто пытка. Когда на Севере жарко, там становится очень душно, не хватает кислорода. Ты задыхаешься, как рыба без воды. В такую погоду еще сложнее существовать, чем в холод».
Тундра – не Мекка для туристов. Скорее, место для избранных – людей, не страшащихся дикой природы и глуши. Романтику нетронутой, почти первобытной красоты Севера оценила Юлия Штарева из Владимира. Подробностями о жизни в холодном краю она поделилась с нашим изданием.

Невероятно, но в Арктике можно принимать солнечные ванны на пляже. Юлия с друзьями отдыхала в теплое время года на берегу Печоры.

«Вокруг нас ни души, а место похоже на райский уголок. Песчаный пляж мечты», — вспоминает девушка.

В целом, трудностей за два года у Юлии почти не было. Жила она в доме со всеми удобствами — в типичном двухэтажном жилом строении. Квартплату делила с работодателем. Соседи, как, впрочем, и весь арктический народ, поразили крайним дружелюбием. Предлагали помощь, не задумываясь. Из мелких неприятностей: периодически пропадала сотовая и интернет-связь, но в целом Арктика не была отрезана от таких благ цивилизации.

Тундра – не Мекка для туристов. Скорее, место для избранных – людей, не страшащихся дикой природы и глуши. Романтику нетронутой, почти первобытной красоты Севера оценила Юлия Штарева из Владимира. Подробностями о жизни в холодном краю она поделилась с нашим изданием.
Тундра – не Мекка для туристов. Скорее, место для избранных – людей, не страшащихся дикой природы и глуши. Романтику нетронутой, почти первобытной красоты Севера оценила Юлия Штарева из Владимира. Подробностями о жизни в холодном краю она поделилась с нашим изданием.
ВАЖНО!У нашего интернет-журнала появился свой телеграм-канал. Обязательно подписывайтесь на него и следите за новостями от «Ключ-Медиа» в популярном мессенджере.

А вот с продовольствием там не все гладко. Выбор небольшой, супермаркеты местные, без скидок, к которым мы так привыкли, а из ассортимента то и дело пропадали продукты. Так что закупались впрок. Чуть проморгаешь товар, приходится ждать неделю, пока он не появится вновь. Из каждой поездки на родину Юлия привозила с собой продуктовый набор.

Непростые отношения у нашей героини сложились и с погодой. К природным «выкрутасам» привыкала долго, но за это время она стала гораздо более стойкой.

Тундра – не Мекка для туристов. Скорее, место для избранных – людей, не страшащихся дикой природы и глуши. Романтику нетронутой, почти первобытной красоты Севера оценила Юлия Штарева из Владимира. Подробностями о жизни в холодном краю она поделилась с нашим изданием.
Тундра – не Мекка для туристов. Скорее, место для избранных – людей, не страшащихся дикой природы и глуши. Романтику нетронутой, почти первобытной красоты Севера оценила Юлия Штарева из Владимира. Подробностями о жизни в холодном краю она поделилась с нашим изданием.
«Где-то месяц приходила в себя и испытывала стресс от погоды. Когда я приехала, лил дождь, а ледяной ветер пробирал до костей. В такой обстановке я вмиг забыла о своих депрессивных мыслях. Попадая в непривычные, некомфортные условия, ты открываешь в себе какие-то новые стороны, черты характера. Во Владимире я еле-еле переживала зиму, была изнеженной и нетерпимой к холоду. В Арктике же стала сильнее. Этот суровый регион мобилизует тебя, делает крепче».
Тундра – не Мекка для туристов. Скорее, место для избранных – людей, не страшащихся дикой природы и глуши. Романтику нетронутой, почти первобытной красоты Севера оценила Юлия Штарева из Владимира. Подробностями о жизни в холодном краю она поделилась с нашим изданием.

Суровая красота тундры так впечатлила девушку, что она даже задумалась остаться там навсегда. Сейчас Юлия оценивает свои перспективы постоянного обитания в Нарьян-Маре, взвешивает плюсы и минусы. Основные барьеры: семья, с которой придется расстаться, и оторванность от некоторых благ цивилизованного, современного мира. А в колонке «за» — жизнь в месте, с которым резонирует душа.

Тундра – не Мекка для туристов. Скорее, место для избранных – людей, не страшащихся дикой природы и глуши. Романтику нетронутой, почти первобытной красоты Севера оценила Юлия Штарева из Владимира. Подробностями о жизни в холодном краю она поделилась с нашим изданием.
Тундра – не Мекка для туристов. Скорее, место для избранных – людей, не страшащихся дикой природы и глуши. Романтику нетронутой, почти первобытной красоты Севера оценила Юлия Штарева из Владимира. Подробностями о жизни в холодном краю она поделилась с нашим изданием.
Фото предоставлены Юлией Штаревой

Главный отечественный герой комиксов — Майор Гром — вновь готов сыграть в опасную игру
Главный отечественный герой комиксов — Майор Гром — вновь готов сыграть в опасную игру Афиша
Лабораторные мыши Пинки и Брейн захватили ТЭЦ-1: новый стрит-арт от Мишкина
Лабораторные мыши Пинки и Брейн захватили ТЭЦ-1: новый стрит-арт от Мишкина События
Продано! «РусьКино» обрел нового владельца, а кафе в центре и гостевой дом у парка еще в поисках
Продано! «РусьКино» обрел нового владельца, а кафе в центре и гостевой дом у парка еще в поисках События
Во Владимире приводят в порядок два общественных пространства. На очереди еще одно — в Добром
Во Владимире приводят в порядок два общественных пространства. На очереди еще одно — в Добром События
Тренды да ритуалы. Каким образом использовали платки во Владимирской губернии
Тренды да ритуалы. Каким образом использовали платки во Владимирской губернии Тесты
Четырехполосное движение по дороге из Владимира в Суздаль планируют запустить в августе
Четырехполосное движение по дороге из Владимира в Суздаль планируют запустить в августе События
Владимирские фотографы о плавании среди льдин за полярным кругом и других чудесах Севера
Владимирские фотографы о плавании среди льдин за полярным кругом и других чудесах Севера Везде свои
Всемогущий DEKA MOVEO! Во Владимире представили инновационный аппарат для лазерной эпиляции
Всемогущий DEKA MOVEO! Во Владимире представили инновационный аппарат для лазерной эпиляции События
В «Саду» по-семейному, или Место для отдыха во Владимире с авторской кухней и двухэтажной игровой зоной
В «Саду» по-семейному, или Место для отдыха во Владимире с авторской кухней и двухэтажной игровой зоной Истории
В Центральном городском парке идет строительство новой спортивной площадки
В Центральном городском парке идет строительство новой спортивной площадки События
«Невозможно не обернуться»: роскошный Jaguar S-type 1999 года Олега Костенко
«Невозможно не обернуться»: роскошный Jaguar S-type 1999 года Олега Костенко Истории
Известный юрист Валентина Шумилова дала ценные советы владимирским предпринимателям
Известный юрист Валентина Шумилова дала ценные советы владимирским предпринимателям События
Как сегодня выглядит дом купца Тарасова изнутри, и что там будет после его реставрации
Как сегодня выглядит дом купца Тарасова изнутри, и что там будет после его реставрации Истории
Из разных эпох и вселенных: во Владимире шьют уникальные костюмы для гидов, реконструкторов и ролевиков
Из разных эпох и вселенных: во Владимире шьют уникальные костюмы для гидов, реконструкторов и ролевиков Арт-лаборатория
Основатель «Регионального центра регистрации бизнеса» о независимости и других бонусах работы на себя
Основатель «Регионального центра регистрации бизнеса» о независимости и других бонусах работы на себя Бизнес с женским лицом
«Мы заранее настраиваемся на пробки». Во Владимире начнется капитальный ремонт Пекинки в Юрьевце
«Мы заранее настраиваемся на пробки». Во Владимире начнется капитальный ремонт Пекинки в Юрьевце События
Локальные ночные заморозки опять разбавят майское тепло в 33-м регионе
Локальные ночные заморозки опять разбавят майское тепло в 33-м регионе События
Тысячелетний Суздаль на экранах Нью-Йорка: 10 цифровых художников представили проект «Под куполом»
Тысячелетний Суздаль на экранах Нью-Йорка: 10 цифровых художников представили проект «Под куполом» События
Банк, богадельня и городская дума. Работы владимирского архитектора Михаила Кнопфа
Банк, богадельня и городская дума. Работы владимирского архитектора Михаила Кнопфа Владимир в деталях
«Настоять на своем»: в новом заведении Владимира провели гастроужин с региональным колоритом
«Настоять на своем»: в новом заведении Владимира провели гастроужин с региональным колоритом Новое место