18+

Во Владимире появился квир-комьюнити-центр

30 Июля 2019, 11:00
События

Центр "Другое дело" начал функционировать в июне, хотя организаторы задумывались о создании подобного проекта не первый год. Что вообще такое "квир-комьюнити"? Английское слово "queer" переводится как "своеобразный", но уже давно вошло в обиход как термин, подразумевающий людей любой сексуальной ориентации и идентичности. Комьюнити - группа людей со схожими интересами или предпочтениями. Так, комьюнити-центр является безопасной площадкой для тех, кто по каким-либо причинам интересуется данной тематикой.

Это не съемная квартира, на которой по выходным собираются бородатые мужчины и красят губы помадой. Сообщество "Другое дело" в первую очередь направлено на то, чтобы сделать репрезентацию людей разных гендерных идентичностей и сексуальной ориентации более видимой. На то, чтобы информировать совершеннолетнее население по вопросам физического и ментального здоровья, создавать адекватную поддерживающую среду и помогать в разрешении юридических вопросов, разбавляя сухую теорию вдохновляющими примерами из искусства, фестивальными короткометражками и рассказами об интересных современных проектах.

Центр "Другое дело" начал функционировать в июне, хотя организаторы задумывались о создании подобного проекта не первый год. Направлено это сообщество в первую очередь на то, чтобы сделать репрезентацию людей разных гендерных идентичностей и сексуальной ориентации более видимой

Организаторы всего этого, Женя и Коля, рассказали, зачем и почему квир-комьюнити существует, кто там собирается, что обсуждает и по какой причине нужно сохранять анонимность.

Коля: “В прошлом году, в ноябре, я был на всероссийском форуме ЛГБТ-активистов. Меня туда позвали, потому что у нас в городе ничего такого нет. Все были удивлены. Со мной общалось много людей, желающих поделиться опытом и создать филиалы подобных организаций во Владимире. Они бывают разными, у каждой своя специфика: кто-то занимается шелтерами (англ. "shelter" - убежище), то есть обеспечением временного убежища для представителей ЛГБТ-сообщества; кто-то заболеваниями, передающимися половым путем; есть просто комьюнити-центры, вроде нашего, которые проводят информационную деятельность.

Я подумал, что вполне реально во Владимире такое создать, это просто нужно. В нашем городе очень низкая культура среди "тематического" народа в плане информпросвета по всем параметрам. Также крайне мало людей вне ЛГБТ-сообщества, придерживающихся адекватной позиции в силу своей осведомленности об этом. Появилась возможность работать с френдли-площадкой (англ. "friendly" - дружеский. В контексте дружественный для ЛГБТ-комьюнити), поэтому я с Жениной поддержкой организовал проект "Другое дело". Увидел, что это не одному мне нужно”.

Центр "Другое дело" начал функционировать в июне, хотя организаторы задумывались о создании подобного проекта не первый год. Направлено это сообщество в первую очередь на то, чтобы сделать репрезентацию людей разных гендерных идентичностей и сексуальной ориентации более видимой
Центр "Другое дело" начал функционировать в июне, хотя организаторы задумывались о создании подобного проекта не первый год. Направлено это сообщество в первую очередь на то, чтобы сделать репрезентацию людей разных гендерных идентичностей и сексуальной ориентации более видимой

- Количество людей в сообществе растет?

Коля: “Мы вдвоем это начали. Затем появились еще пара организаторов. Постоянных участников плюс-минус 15 человек. На прошлой встрече, посвященной каминг-ауту (англ. "coming out" - открываться. В контексте открыто говорить о сексуальной ориентации и/или гендерной идентичности), было много новых лиц. Аудитория молодая, старше 29 лет не было никого. До более взрослого поколения информация пока не дошла”.

- Вы организуете встречи, направленные на половое воспитание? У нас в городе об этом вообще мало говорят.

Коля: “СПИД-центр проводит лекции о здоровье, связанные с сексом. Этого недостаточно, у них очень узкая специфика. Ни в коем случае не хочу сказать, что они чего-то недоделывают, - работают адекватно, но нужно больше. Говорят только про ВИЧ, хотя проблем целый спектр”.

Женя: “Если в школе скажешь слово "презерватив", могут начаться проблемы”.

Коля: “Нет, в школах проводились подобные уроки. Психологи из ДООс-пЦ приходили на неделю, проводили лекции. Но это всего лишь один урок, и он поверхностный”.

- Суть вашего проекта в том, чтобы стереотипы о половом воспитании развеять?

Коля: “У нас он информационный, кроме того, осуществляется психологическая поддержка. Мы стремимся к тому, чтобы просвещать людей на тему ориентации, гендеров, здоровья и всех подобных тематик. Не навязывая, что правильно, а что - нет. Мы просто говорим о том, как оно есть с точки зрения современных исследований.

Некоторым в гугл залезть лень за информацией, даже если их это напрямую касается. Так как я психолог, могу проводить различные тренинги и оказывать психологическую поддержку. Есть выход на френдли-юристов, которые могут просвещать в этой сфере, ведь существуют спорные и неоднозначные моменты, вспомним закон о пропаганде. Френдли-юристы в таких случаях могут помочь, если потребуется”.

- Как вы устраиваете встречи?

Коля: “Было уже 4. Начиналось все с одной встречи в месяц, потом - две. Мы стремимся к тому, чтобы не было авторитаризма, очень многое выносим на обсуждение”.

Женя: “На предложенные темы не всегда находятся квалифицированные специалисты. Если я говорю что-то от себя, а я художница и дизайнер, то погружаюсь в тему, разыскиваю интересные факты, работы из сферы искусства, нахожу статистику. Сразу оговариваюсь, что я не историк, не из науки, и никого не собираюсь учить “как надо”. Считаю, это важно - разбавлять науку классными примерами, проектами, личным опытом и тем, чем можно вдохновиться. Чего только стоят акции и перфомансы активистов организации ACT UP, например. Смело, дерзко и свежо, а это конец 80-х”.

Коля: “Я варюсь в этой теме, мне интересно; прочитал хорошую книгу, поэтому вам о ней расскажу. Дам ссылку и возможность потом самостоятельно углубиться в вопрос. Не говорю о том, что это истина в последней инстанции”.

- Встречи строго 18+?

Коля: “С одной стороны, такую маркировку обязательно нужно ставить, чтобы нас не посадили. С другой, как раз до 18 лет подобные встречи полезнее. Пласт информации, который мы даем, помогает людям дожить до совершеннолетия, не подцепив кучу болезней, не думая, что они увечные, а ущемления - это нормально”.

- Как психолог, не боишься ли ты навредить подросткам, которые столкнулись с неприятием?

Коля: “Если затрагивать неглубоко - не наврежу. Если пойму, что проблема глубокая, то обращусь к специалисту, более сведущему в этой теме. Было такое: консультировал. Когда видел, что с проблемой не справляюсь и моей квалификации не хватает, отправлял к другим профессионалам”.

- Можно считать вашу организацию центром поддержки, где человеку в случае чего помогут найти нужных специалистов?

Женя: “Да. Такое место важно тем, что мы свободно разговариваем и видим друг друга. Мы открыты, это уже значит очень многое. Зачастую бывает так, что людям в своем окружении некомфортно, приходится скрывать свою ориентацию или гендерную идентичность. К слову об этом, есть пол акушерский, который по внешним половым признакам прописывает в карте медсестра. А есть гендер, это внутренная половая идентификация. То есть гендерная идентичность, внутреннее самоощущение человека как представителя того или иного гендера, как мужчины, женщины или другой категории (гендерная идентичность не обязательно совпадает с биологическим полом). Она зависит от многих факторов, гениталии - это не все.

У нас есть мозг, гены, гормоны, окружение, воспитание, жизненный опыт. Бинарная система, в которой существуют только женщины и мужчины, - это как разведение границ для "хорошо" и "плохо", между которыми ничего больше нет. Гендерные стереотипы о том, что женщина должна варить борщ, а мужчина - зарабатывать деньги, вредны. Потому что не пол определяет человека. Я вот не умею варить борщ, моя девушка тоже не умеет, мы его не любим просто, и это ок”.

Коля: “А я умею варить борщ, причем очень хороший”.

Женя: “Некоторых убеждают, что цель женщины в этом мире родить, остальное мелочи. Или привет стандартам красоты. Сколько времени у людей уходит на попытки соответствовать, особенно если не повезло родиться конвенционально красивой? Получается, я должна тратить огромное количество времени, чтобы вылепить из себя что-то похожее на среднестатистического персонажа. Это не способствует счастливой жизни”.

- Люди, которые приходят к вам, раскрываются и рассказывают обо всем этом, чтобы стало легче?

Женя: “Встречи состоят как минимум из двух частей: теоретическая, когда мы даем лекционный материал или смотрим короткометражки, и часть, когда разговариваем о своем опыте. Стараемся использовать "я-высказывания", когда ты говоришь от своего лица, о своем опыте, никого стараешься не перебивать, не давать советы. Даже если ты пришел и не хочешь говорить - это нормально. Сам факт того, что люди рядом рассуждают на плюс-минус табуированные темы, приносит облегчение. Иногда это помогает.

Нам просто хочется создать комфортную среду, чтобы люди не занимались самоедством и не пускали негатив вовне, чтобы мир был уютнее. Такая корыстная цель: хочу, чтобы вокруг меня было хорошо”.

Коля: “Хочется работать с людьми, не состоящими в ЛГБТ-сообществе, чтобы разбивать стереотипы о возможности пропаганды какой-либо ориентации, о том, что все это про парады, выпячивание себя, болезни и все, что с ними связано. Это такие же люди, как и все остальные. Я довольно-таки открытый человек в этом плане, и народ, который со мной знаком, все про меня знает. Но одно дело, когда ты общаешься со своими знакомыми и друзьями, несмотря на большой круг знакомств. Другое дело - приглашать незнакомых.

Наш комьюнити-центр работает не только "для своих". По согласованию с ребятами мы планируем делать открытые встречи с привлечением большого числа людей, чтобы просто просвещать. Без нарративов и навязывания. Не "вот, смотрите, читайте, мы вас всему научим", а просто предлагая взглянуть на другую точку зрения. Что люди решат для себя - их дело, они останутся при своем мнении. Но хотелось бы разбивать стереотипы, которые в итоге сеют ненависть и рознь между людьми на пустом месте”.

- Как думаете, насколько к таким встречам готова владимирская аудитория?

Коля: “Я уверен, что готова. У нас очень много тематических людей в городе. Гораздо больше, чем кажется. Какое-то время был даже клуб. Туда приходили люди, зачастую чтобы просто напиться и зайти в темную комнату. Это грязно, на мой взгляд. "Другое дело" принципиально не про это, а про культурную составляющую. У нас с алкоголем нельзя, это не клуб знакомств, а “тема, лекционная часть, обсуждение”. Никаких афтепати”.

- Встречи строго анонимны?

Коля: “Мы начинаем встречу, как правило, со знакомства. Обозначаем: "можешь называть свое имя - можешь не называть, можешь рассказывать о себе - можешь не рассказывать, можешь сказать, зачем сюда пришел, - можешь не говорить". Что хочешь, то и говори. Если молча придешь и молча уйдешь - твое дело. Площадка для встреч конфиденциальна. Люди узнают о ней благодаря сарафанному радио. Те, кто уже был, рассказывают своим знакомым.

Мы напоминаем: "Если полностью уверен в этом человеке, понимаешь, куда его ведешь, тогда можно приводить". Прежде чем добавить человека в чат “Телеграма”, наш основной источник информации, мы предварительно общаемся с ним. Нужно понять, адекватный он или нет. Чтобы не только свою шкуру обезопасить, но и тех, кто к нам приходит. Не хотелось бы, чтобы у ребят, пришедших за помощью и поддержкой, были проблемы”.

- Чего нужно бояться?

Коля: “Противники сообщества могут сделать что угодно”.

Женя: “Мы не будем себя афишировать, много рисков даже для площадки”.

- Это не "позиция жертвы"?

Женя: “Нет, это базовые меры безопасности, которые вполне оправданы. Я в частном порядке могу на своей страничке или где угодно открыто обо всем говорить. Нет паники, есть понимание ситуации. Люди, в целом, адекватны. У тех, которые не состоят в ЛГБТ, базовое отношение "никакое со знаком минус". Но есть фанатики, и если мы случайно на таких наткнемся, будут проблемы. Они могут угрожать, причем угрозы эти могут воплощаться в реальные действия”.

Коля: “Это чтобы защититься от неадекватов и для защиты тех, кто не может жить открыто. Когда мы изначально открывались, я с организаторами договорился, что на время встречи будет запираться входная дверь. Те, кто опаздывает, звонят организаторам и только потом попадают внутрь. Я стремился максимально всех обезопасить”.

- Какие планы по развитию проекта?

Женя: “Приходится платить за площадку для встреч, поэтому у нас небольшой взнос. Это неудобно. Хочется выйти на тот уровень, когда можно будет зазывать интересных спикеров из других городов, но на это нужны деньги”.

Коля: “Различные гранты, спонсоры; зарубежные организации готовы делать добровольные пожертвования, если сочтут достаточной аудиторию. Но оно в любом случае идет с подтекстом, а нам хочется быть честными самим с собой и никому не обязанными”.

Никаких гей-парадов и пикетов квир-сообщество не планирует, вопреки предрассудкам. Организаторы заняты тем, что совместно с участниками продумывают тематики встреч, заботясь об их актуальности и информативности. Цель "Другого дела" - просвещать, отнюдь не вербовать.

ВАЖНО! Мнение героев данной публикации может не совпадать с мнением редакции

*автор скетчей Женя


Вспомнить всё: в Центральном парке формируется музей советского детства
Вспомнить всё: в Центральном парке формируется музей советского детства События
Блогер-урбанист Аркадий Гершман признался в любви к Суздалю
Блогер-урбанист Аркадий Гершман признался в любви к Суздалю Истории
Граффити высотой в три этажа и ожившая монументальность владимирского художника
Граффити высотой в три этажа и ожившая монументальность владимирского художника Истории
Новая городская фитнес-игра с виртуальной вселенной
Новая городская фитнес-игра с виртуальной вселенной События
Проекты Fendi, Elle, Adidas - где можно услышать мелодии Сергея Черемисинова
Проекты Fendi, Elle, Adidas - где можно услышать мелодии Сергея Черемисинова Истории
Своп, хендмейд. Чем еще радовало творческое комьюнити на Девической?
Своп, хендмейд. Чем еще радовало творческое комьюнити на Девической? Истории
Японское каратэ, или Владимирская адаптация классического боевого искусства
Японское каратэ, или Владимирская адаптация классического боевого искусства Истории
Ведущая Алена Маркелова стала участницей реалити «Золото Геленджика»
Ведущая Алена Маркелова стала участницей реалити «Золото Геленджика» События
Нежные феи, нуарные ведьмы и прочие сказочные персонажи в работах Lainalice
Нежные феи, нуарные ведьмы и прочие сказочные персонажи в работах Lainalice Истории
Цирковой мотоцикл № 13: эксклюзивный кастом-байк Тимофея Копылова
Цирковой мотоцикл № 13: эксклюзивный кастом-байк Тимофея Копылова Тюнинг-обзор
Владимирские гонщики взяли приз на Кубке России по трофи-рейдам
Владимирские гонщики взяли приз на Кубке России по трофи-рейдам События
Страстная латина для похудения, k-pop или танцы на высоких каблуках?
Страстная латина для похудения, k-pop или танцы на высоких каблуках? События
В садах за ДТЮ хотят построить набережную, а еще сделать оранжерею
В садах за ДТЮ хотят построить набережную, а еще сделать оранжерею Истории
Обложки для Дани Кашина и постапокалиптичный универ от digital-художника Sergikkas
Обложки для Дани Кашина и постапокалиптичный универ от digital-художника Sergikkas Истории
Владимирская палитра: узнайте 7 ярких зданий на улицах города
Владимирская палитра: узнайте 7 ярких зданий на улицах города Тесты
Владимирцев ожидает всплеск тепла, за которым последует аномальное похолодание
Владимирцев ожидает всплеск тепла, за которым последует аномальное похолодание События
Дорожный обзор: платный автобан и закрытие улицы Чайковского
Дорожный обзор: платный автобан и закрытие улицы Чайковского События
Утепляемся: пальто сложных оттенков и куртки-трансформеры
Утепляемся: пальто сложных оттенков и куртки-трансформеры Истории
Как интересно обыграть сезонные фрукты и овощи – рассказывает Иван Бородин
Как интересно обыграть сезонные фрукты и овощи – рассказывает Иван Бородин Истории
Завтра в школу не идем? Мама троих детей об анскулинге и семейном образовании
Завтра в школу не идем? Мама троих детей об анскулинге и семейном образовании Истории