18+

Вызывающий мейк и стриптиз. Хорошо ли на Владимирщине глэм-рокерам жить?

3 Апреля 2020, 14:30
Истории

Группа Bosphorus Night — яркая звездочка на владимирской музыкальной сцене. Лосины и вызывающий макияж, мощные гитарные хуки, прилипчивые мелодии. Наконец, ставшая популярной у молодежи вечеринка имени себя, на которой бананы поливаются сливками, а музыкальные номера могут быть внезапно разбавлены настоящим стриптизом.

На данный момент музыканты сидят дома и готовятся к новому концертному сезону, который стартует, как только отступит вирус. Самое время перехватить солиста коллектива, скрывающегося под псевдонимом Love Hurts, и гитариста команды под звучным именем Henry Craxx, чтобы расспросить их о том, как живется глэм-рокерам на Владимирщине.

Группа Bosphorus Night существует уже более 3 лет и за это время проделала немалый путь в своем становлении и развитии.

«За это время мы дали более 50 концертов, — говорит Love Hurts. — Выпустили сингл „Born To Live“, записали мини-альбом „Loveseeker“. Осталось записать полноценный альбом. Так-то надо было гораздо раньше и плотнее заниматься всем этим процессом, — я имею в виду записью».
Группа Bosphorus Night – яркая звездочка на владимирской музыкальной сцене. Лосины и вызывающий макияж, мощные гитарные хуки, прилипчивые мелодии. Наконец, ставшая популярной у молодежи вечеринка имени себя, на которой бананы поливаются сливками, а музыкальные номера могут быть внезапно разбавлены настоящим стриптизом

— Оглядываясь назад, можете сказать, какие из концертов запомнились вам больше всего?

Henry Craxx: Для меня самый запоминающийся концерт состоялся в Санкт-Петербурге в 2017 году — это была наша первая поездка в другой город. Именно тогда мы познакомились с «бурбоновской» тусовкой (объединение музыкальных коллективов, работающих в смежных жанрах, — прим авт.), с музыкантами из Stripped Guns. Второй по значимости — фестиваль Bourbon Street, который мы организовали во Владимире на исходе 2017 года. А третий, наверно, концерт, который мы дали в творческой лаборатории «Другой Mishanikolaev Бар» в прошлом году на 8 марта в рамках Bosphorus Night Parties. Когда было множество приглашенных гостей. Когда все так плясали, что чуть этажом ниже не провалились.

Love Hurts: Для меня самым запоминающимся был первый концерт Bosphorus Night. Это был новый опыт. Мы надели лосины, накрасились. Если до этого я играл в группах, которые давали максимум 5-6 выступлений в год, то тут мы за месяц подготовились и сразу пошли выступать нон-стопом. Потом, конечно же, Bourbon Street. Еще запомнился концерт в Архангельске на фестивале «Беломор-Буги», который стал для нас последним в 2019 году. Там звезды сошлись как надо, зал нас безоговорочно поддерживал, на сцене был идеальный звук. В общем, мы зажгли как никогда!

Группа Bosphorus Night – яркая звездочка на владимирской музыкальной сцене. Лосины и вызывающий макияж, мощные гитарные хуки, прилипчивые мелодии. Наконец, ставшая популярной у молодежи вечеринка имени себя, на которой бананы поливаются сливками, а музыкальные номера могут быть внезапно разбавлены настоящим стриптизом

Henry Craxx: Вот, если сказать не самый запоминающийся, а самый лучший концерт, я бы назвал Архангельск, да.

— За эти годы вы привыкли в таком несколько раскованном глэмовом наряде на сцену выходить? Или с этим изначально проблем не было?

Henry Craxx: Первое время моей проблемой были волосы недостаточной длины (смеется). Да и гримироваться перед концертом поначалу не очень получалось. Вечно бегаешь до самого выступления, всевозможные вопросы решаешь. Все уже сидят, красятся, у всех личные гримеры — девчонки, а ты, как дурак, сам в последний момент себе глаза намазываешь.

Love Hurts: Первое время был какой-то... не страх, а... не знаю, как назвать. Просто немного странно идти в субботу вечером по центру Владимира в лосинах и накрашенным (смеется). Когда прошлым летом у нас была сходка фанатов в парке Пушкина, я, добираясь до места, опасался, что кто-нибудь пристанет.

Henry Craxx: И скажет: «Какая красивая девушка, ммм».

Love Hurts: А у меня уже тогда борода была (смеется). Кстати, в 17-м году нас, возможно, и могли принять за девушек, особенно со спины. Теперь — уже нет.

Группа Bosphorus Night – яркая звездочка на владимирской музыкальной сцене. Лосины и вызывающий макияж, мощные гитарные хуки, прилипчивые мелодии. Наконец, ставшая популярной у молодежи вечеринка имени себя, на которой бананы поливаются сливками, а музыкальные номера могут быть внезапно разбавлены настоящим стриптизом
Группа Bosphorus Night – яркая звездочка на владимирской музыкальной сцене. Лосины и вызывающий макияж, мощные гитарные хуки, прилипчивые мелодии. Наконец, ставшая популярной у молодежи вечеринка имени себя, на которой бананы поливаются сливками, а музыкальные номера могут быть внезапно разбавлены настоящим стриптизом
Группа Bosphorus Night – яркая звездочка на владимирской музыкальной сцене. Лосины и вызывающий макияж, мощные гитарные хуки, прилипчивые мелодии. Наконец, ставшая популярной у молодежи вечеринка имени себя, на которой бананы поливаются сливками, а музыкальные номера могут быть внезапно разбавлены настоящим стриптизом

— Вы научились краситься и наряды подбирать, или просто все привыкли к вашему виду?

Love Hurts: И мы опыта набрались, и люди привыкли.

Henry Craxx: А вот я не хожу в таком виде по улице. Могу иногда после концерта уйти и сесть в такси до дома в сценической одежде. Но и только. Проблема, скорее, в другом — наряды надо постоянно менять. Не каждый месяц, но хотя бы каждый концертный сезон.

Love Hurts: Во Владимире трудно найти подходящую одежду. Приходится заказывать в интернете.

— Мы уже упоминали ваше ноу-хау — Bosphorus Night Parties. Расскажите, как появилась идея таких необычных вечеринок?

Henry Craxx: Изначально, когда только начали играть, мы дали концерт в творческой лаборатории «Другой Mishanikolaev Бар». Затем было еще несколько выступлений там же — как в электричестве, так и в акустике. И вскоре появилась мысль как-то обыграть очередной концерт. Я всегда хотел, чтобы мы создали здесь тусовку, но не простую, а ориентированную на такую олдскульную музыку. В Москве, в Питере группы глэм- и мелодик-рока собирают большие клубы. Может прийти за раз человек 300, и это именно тусовка. Захотелось чего-то подобного и здесь, пусть наш город и более консервативен. Мы изначально позиционировали свои концерты как некое интерактивное шоу, в котором каждый может поучаствовать. И я предложил озаглавить все это Bosphorus Night Parties и сделать такое мероприятие ежегодным. Чтобы люди знали: Bosphorus Night Parties — это весело, музыкально и вызывающе в каком-то смысле. А сама атмосфера бара — она располагает к таким вечеринкам. И как-то все сложилось (улыбается). Уже 4 вечеринки прошли.

— Давайте возьмем данный момент как некую срединную точку и проанализируем пройденный путь. Как бы вы его оценили?

Love Hurts: Я доволен. У меня до Bosphorus Night не было подобного опыта. А здесь я «проскилловался» в выступлениях, и на концертах теперь веду себя совершенно по-другому. Появился целый багаж жестов, движений, реплик. Теперь я намного лучше понимаю, как вести себя на сцене.

Henry Craxx: Сложно сказать, у всех разное мнение на этот счет. У кого-то более критичное, у кого-то менее. Я считаю, что могли сделать лучше, больше. А не сделали не потому, что кто-то мешал, держал нас за руки или закрывал перед нами двери, а потому, что сами не дорабатывали. Лень элементарная, нехватка какой-то упертости. Мне всегда казалось, что наша группа создана не для того, чтобы «поиграть в рокеров» год-другой, и все. И не для того, чтобы уйти в кабак и исполнять одни кавера. С самого начала мы все хотели, чтобы именно музыка стала главным занятием в нашей жизни.

— А насколько вообще реально в России добиться какого-то коммерческого успеха, чтобы хотя бы на хлеб с маслом хватало, играя при этом музыку, которая возникла в 80-е годы, да еще и петь не на русском?

Henry Craxx: Это два очень важных момента. Отвечу так: то, что мы играем музыку, корни которой в 80-х, меня и ребят никогда не смущало. Просто потому, что мы сочиняем с позиции дня сегодняшнего и стараемся делать современные аранжировки. Да и потом, в той же Европе такая музыка снова популярна. Наконец, мы никогда не хотели ограничиваться одним жанром, будь то глэм, хард-рок и так далее. А вот английский язык... У нас были споры на этот счет. В России наличие исключительно англоязычного материала скорее мешает продвижению. Вначале я даже предлагал делать двуязычный материал: и на английском, и на русском. Но, с другой стороны, мы изначально планировали двигаться в сторону европейской музыкальной сцены. Попасть на фестивали, засветиться на радио. Мы ведь и свой мини-альбом разослали за рубеж куда только можно было.

Группа Bosphorus Night – яркая звездочка на владимирской музыкальной сцене. Лосины и вызывающий макияж, мощные гитарные хуки, прилипчивые мелодии. Наконец, ставшая популярной у молодежи вечеринка имени себя, на которой бананы поливаются сливками, а музыкальные номера могут быть внезапно разбавлены настоящим стриптизом

— Вот, пока никто из вас еще не упомянул об этом. А ведь ваш EP очень хорошо раскупался в Японии.

Henry Craxx: Ну, Япония — она сама по себе очень всеядна. Для меня больший показатель, что наши песни взяли в эфир на радио в Европе и не только.

Love Hurts: Да, взяли в ротацию в Швеции, Англии и США. Причем в США — сразу на несколько радиостанций.

Henry Craxx: При этом ведущий сказал, что со своими песнями мы попали в яблочко: нашли нужный образ, правильную музыкальную интонацию, и все получилось аутентично. Для меня это гораздо более значимо, нежели отсутствие наших песен в ротации российских радиоканалов.

— Как вы считаете, для успеха музыки, которую вы играете, продюсер необходим?

Love Hurts: Смотря что подразумевать под словом «продюсер». Если это не «муж певицы», а человек, который организует творческий процесс, работает с группой в студии, указывает на погрешности при сочинении, выстраивает концертную работу и пиар, который знает, как и что нужно сделать, чтобы песня «выстрелила», — то было бы очень круто с ним поработать.

Henry Craxx: По моему мнению, продюсер — это шестой член группы, который в состоянии понять наш музыкальный материал и оценить его перспективность. У нас в коллективе много споров. Один считает, что нельзя так играть сейчас — не популярно. Нужно делать то, что в тренде. Другой говорит: нельзя гнаться за трендами, они меняются и завтра будет популярно другое, группа Bosphorus Night сама должна стать трендом. И роль продюсера я вижу именно в том, чтобы за счет своего конъюнктурного мышления он помогал придать нашим песням более совершенную форму. Но, чтобы работать с продюсером, ты должен быть профессиональным музыкантом. Пока ты не победишь в себе любительство, пока музыка не перестанет быть хобби, — никакой продюсер за тебя не возьмется.

— Не могу не спросить, как вы себя ощущаете на владимирской рок-сцене?

Love Hurts: Ну, как сказать... Наверное, вполне уверенно. В 33-м регионе можно по пальцам сосчитать группы, которые регулярно выступают в других городах России. И мы — одна из них.

Группа Bosphorus Night – яркая звездочка на владимирской музыкальной сцене. Лосины и вызывающий макияж, мощные гитарные хуки, прилипчивые мелодии. Наконец, ставшая популярной у молодежи вечеринка имени себя, на которой бананы поливаются сливками, а музыкальные номера могут быть внезапно разбавлены настоящим стриптизом

Henry Craxx: Для меня понятия владимирской рок-сцены не существует. Ее просто нет. Сцена — это постоянно функционирующий организм, индустрия, когда есть группы, которые зарабатывают музыкой деньги. Настоящая сцена — она направлена вовне, за пределы теплого и уютного мирка музыкантов. А у нас люди — «ой, мы чего-то добились», и они замыкаются, остаются в рамках города, в рамках области, а дальше двигаться им уже не интересно.

Love Hurts: А как же «Рекорд Оркестр»? Исключение из правил?

Henry Craxx: Они — уже часть российской сцены. «Рекорд Оркестр» тут — как явление, как артефакт, как наша музыкальная гордость. Но, на каком-нибудь западном фестивале на афише вряд ли будет указано, что они из Владимира. Скорее всего, напишут «Russia».

Love Hurts: Кстати, многие западные группы — напротив, акцентируют внимание на том, из какого они города.

Henry Craxx: Вот на западе это ценится, и это нормально. У нас такого нет. У нас до сих пор в головах не то что слушателей, но и тех же продюсеров, сидит, что если ты из Владимира, Рязани, Иваново, — то ты местечковая группа. Обязательно нужно быть из Питера или Москвы. И обязательно нужно ехать туда, как многие делали и делают. И если тебя подхватит тот самый призрачный продюсер, который не даст раствориться и пропасть, то все будет хорошо.

— В завершение беседы поделитесь ближайшими планами. Повлиял ли на них коронавирус?

Henry Craxx: Мне кажется, позитивно он на них повлиял.

Love Hurts: Концерты отменяются, и больше нечем заниматься, кроме сочинения и записи.

Henry Craxx: На данный момент в нашем творческом багаже уже больше 20 композиций. Причем, если на сингле и на EP — только два автора, то сейчас песни пишут все.

Love Hurts: Ну и сам материал немного иной. Мы прогрессируем, находим какие-то новые фишки. Теперь это не просто мелодик-хард-рок. Часть композиций — с уклоном в популярную музыку, часть, — наоборот, — еще более роковые. Мы не планируем замыкаться в каком-либо жанре.

— То есть в ближайшее время вы займетесь записью альбома?

Henry Craxx: Скорее всего, на данном этапе мы не будем привязываться к альбому, а выпустим ряд отдельных синглов, возможно, EP. Если и выпускать альбом, то хочется, чтобы это была цельная и завершенная работа. Возможно, позднее мы просто отберем условно 10 песен, которые и достаточно разнообразны, и при этом сочетаются друг с другом, и оформим их в качестве полноценного релиза.

— Когда ждать следующего концерта Bosphorus Night?

Henry Craxx: Исходя из того, в какую ситуацию поставил нас covid-19, мы ориентируемся на свой сольный концерт в июле. И дай Бог, чтобы к этому времени все карантины закончились.

«Умные» материалы и заокеанские светильники в инновационном интерьере домашнего SPA-комплекса
«Умные» материалы и заокеанские светильники в инновационном интерьере домашнего SPA-комплекса Интерьер недели
Как некоронованный император проводил время во Владимире 185 лет назад?
Как некоронованный император проводил время во Владимире 185 лет назад? Тесты
Путешествуем со скидками! Стартует новый этап туристического кешбэка
Путешествуем со скидками! Стартует новый этап туристического кешбэка События
Троллейбусы новые, проезд — дорогой. Какие дорожные изменения придут в регион до конца года?
Троллейбусы новые, проезд — дорогой. Какие дорожные изменения придут в регион до конца года? События
«У нас нет ничего: ни гримерок, ни костюмерных», — Борис Гунин о новом этапе жизни драмтеатра
«У нас нет ничего: ни гримерок, ни костюмерных», — Борис Гунин о новом этапе жизни драмтеатра Истории
Архитектура и пенный напиток в топе туристических впечатлений от 33-го региона
Архитектура и пенный напиток в топе туристических впечатлений от 33-го региона События
Благотворительность вместо цветов — новый тренд владимирских молодоженов
Благотворительность вместо цветов — новый тренд владимирских молодоженов Истории
Богатейший каменный «корабль», или Печальная история заброшенной церкви в селе Корзино
Богатейший каменный «корабль», или Печальная история заброшенной церкви в селе Корзино Сталк по заброшкам
Программа Дня города-2022: праздник по всему центру, файер-шоу и выступление Иракли
Программа Дня города-2022: праздник по всему центру, файер-шоу и выступление Иракли События
По улицам Коврова гуляет Есенин! Реконструкторы воссоздали быт деревни XX века
По улицам Коврова гуляет Есенин! Реконструкторы воссоздали быт деревни XX века События
Матрица судьбы: почему мы любим красивые даты и боимся «дьявольских» чисел
Матрица судьбы: почему мы любим красивые даты и боимся «дьявольских» чисел Истории
Красный купальник и грозовое небо – секреты «мокрых» снимков от владимирских фотографов
Красный купальник и грозовое небо – секреты «мокрых» снимков от владимирских фотографов #безфильтров
«Мы собрали группу, чтобы цеплять девчонок»: винтажные рокеры ТВОЮЖНАЛЕВО выпустили пластинку для мам
«Мы собрали группу, чтобы цеплять девчонок»: винтажные рокеры ТВОЮЖНАЛЕВО выпустили пластинку для мам От фольклора до хардкора
Свободный вход и 80 культ-ивентов на литературных выходных в парке Пушкина
Свободный вход и 80 культ-ивентов на литературных выходных в парке Пушкина События
Как долго аномальная жара продержится во Владимирской области?
Как долго аномальная жара продержится во Владимирской области? События
Громкие имена Безымянной улицы
Громкие имена Безымянной улицы Владимир в деталях
И снова здравствуйте: в регион вернутся ограничения и обязательная вакцинация?
И снова здравствуйте: в регион вернутся ограничения и обязательная вакцинация? Истории
Скумбрия с фисташками и стейк из капусты: чем удивило гостей новое меню «Пшеничного кота»
Скумбрия с фисташками и стейк из капусты: чем удивило гостей новое меню «Пшеничного кота» Партнерский материал
На спортивных площадках областного центра появились граффити «безликих», но известных райтеров
На спортивных площадках областного центра появились граффити «безликих», но известных райтеров Владимир в деталях
Шутки про женское одиночество под звуки любимых хитов. Афиша событий с 15 по 21 августа
Шутки про женское одиночество под звуки любимых хитов. Афиша событий с 15 по 21 августа Афиша