18+

Акционизм в ОДРИ: перформанс с мелодекламацией и неожиданными образами

2 сентября 2021, 13:20
От фольклора до хардкора

Когда год назад на владимирской сцене появился проект с замысловатым названием «Семён и Хор Блаженных имени Ф. М. Достоевского», мало кто обратил на него внимание. А ведь проект этот организовал не кто иной, как Семён Здесь, в прошлом лидер и солист культовой владимирской группы «Партизаны против PR», а еще раньше — группы «Дали». Да организовал не один, а с помощью не менее почитаемого нашими творческими кругами Семёна Баева (он же Полина Исландия). Впрочем, в том, что о коллективе не говорят, виноваты сами музыканты, изначально не стремившиеся как-то обозначить себя и донести свое творчество до масс. Главная задача проекта, куда более важная для всех его участников, а особенно для Семена Здесь — дать жизнь творческим наброскам Дениса Кабанова (он же Pork, он же D’Неон) — одного из самых знаковых и загадочных деятелей владимирского андеграунда, участвовавшего в разное время в группах «НВП», «Акустический Лес», «Дали», а также создателя сольного музыкального проекта.

Сначала у «Семён и Хор Блаженных имени Ф. М. Достоевского» вышел альбом «Место под жизнь». А недавно участники записи провели в Областном доме работников искусств его своеобразную презентацию — с мелодекламацией, неожиданными образами, необычным видеорядом, звуком и завораживающей атмосферой. Презентацию — закрытую, для своих. «Ключ-Медиа» оказался в числе привилегированных, и Семен Здесь согласился дать свое, первое за долгое время интервью, чтобы рассказать о проекте. Итак, внимайте.

Когда год назад на владимирской сцене появился проект с замысловатым названием «Семён и Хор Блаженных имени Ф. М. Достоевского», мало кто обратил на него внимание. А ведь проект организовал Семён Здесь, в прошлом лидер и солист владимирской группы «Партизаны против PR», а еще раньше – группы «Дали».

— Начнем с главного — что это было тогда, в ОДРИ?

— Вопрос сложный. Мне кажется, что это тяжело — однозначно жанрово определить, что это было. Это явно не рок-музыка, но в то же время и не спектакль. Между собой мы назвали это акцией. По своему содержанию то, что в тот вечер происходило в ОДРИ, — это акционизм. То есть имеет отношение к одной из известных практик, пришедших к нам с постмодерном. Для меня это был еще и своеобразный ритуал.

Когда год назад на владимирской сцене появился проект с замысловатым названием «Семён и Хор Блаженных имени Ф. М. Достоевского», мало кто обратил на него внимание. А ведь проект организовал Семён Здесь, в прошлом лидер и солист владимирской группы «Партизаны против PR», а еще раньше – группы «Дали».

— Кто участвовал в этом акционизме?

— Я, Семён Здесь, поэт и музыкант Семён Баев (он же Полина Исландия), моя жена Мария. Это те, кто непосредственно был на сцене. Но есть еще и те, кто на ней не был, а роль их существенна. Это Илья Чертков (группа «БКТТ»), который занимался видеорядом на концерте, и Михаил Кирюхин — он записывал наш альбом «Место под жизнь» и, соответственно, подготовил к мероприятию видео- и аудиоряд. Изначально мы записали альбом «Место под жизнь», связанный с жизнью и творчеством трагически ушедшего из жизни в 2012 году музыканта, моего друга Дениса Кабанова. После него остались тексты, музыкальные наброски, недоделанные, неоформленные, но по содержанию, как кажется многим, и мне в том числе, очень сильные. Весь перформанс как раз основывался на материале Дениса, который мы довели до ума. По сути, все выступление в ОДРИ — это визуализация альбома «Место под жизнь».

Когда год назад на владимирской сцене появился проект с замысловатым названием «Семён и Хор Блаженных имени Ф. М. Достоевского», мало кто обратил на него внимание. А ведь проект организовал Семён Здесь, в прошлом лидер и солист владимирской группы «Партизаны против PR», а еще раньше – группы «Дали».
Когда год назад на владимирской сцене появился проект с замысловатым названием «Семён и Хор Блаженных имени Ф. М. Достоевского», мало кто обратил на него внимание. А ведь проект организовал Семён Здесь, в прошлом лидер и солист владимирской группы «Партизаны против PR», а еще раньше – группы «Дали».

— Какой кадр, какой видеофрагмент в процессе акционизма был центральным?

— На сцене имел место некий симбиоз. Был видеоряд, который шел технически независимо от нас. Были мы — в определенных одеяниях, и какие-то наши действия. Все это смешивалось, и назвать один центральный образ я затрудняюсь. Впрочем, он есть — это образ самого Дениса. В тот вечер он визуально появлялся на экране. Его присутствие во всем этом было обозначено.

Когда год назад на владимирской сцене появился проект с замысловатым названием «Семён и Хор Блаженных имени Ф. М. Достоевского», мало кто обратил на него внимание. А ведь проект организовал Семён Здесь, в прошлом лидер и солист владимирской группы «Партизаны против PR», а еще раньше – группы «Дали».

— Что вы вкладывали в ваш акционизм, какую мысль, идею хотели донести до слушателя/зрителя?

— Когда задают такие вопросы, сразу возникает опасение сказать что-то чрезвычайно пафосное.

— И все-таки? Не кажется ли тебе, что, будучи сильно дружен с Денисом, ты взял на себя некую миссию по поддержанию памяти о нем?

— Если говорить об идее, я ее уже высказал: попытаться предоставить возможность воплощения и реализации идей, которые были у Дениса и которые он не успел воплотить в жизнь. Нам достались обрывки, черновики, и я не уверен, что мы делаем это так, как ему бы хотелось. Наверняка, он бы сделал по-другому. Я пытаюсь хотя бы отчасти понять смысл того, что Денис имел в виду, и нащупать возможные формы реализации этих смыслов. Просто у меня есть внутреннее чувство, которое я никак не могу объяснить, что это нужно делать. Возможно, кто-то скажет, что пора перевернуть страницу и жить дальше. Но я не хочу переворачивать страницу, я хочу ее перечитывать. На мой взгляд, на ней еще очень много смыслов, которые совершенно не раскрыты.

Когда год назад на владимирской сцене появился проект с замысловатым названием «Семён и Хор Блаженных имени Ф. М. Достоевского», мало кто обратил на него внимание. А ведь проект организовал Семён Здесь, в прошлом лидер и солист владимирской группы «Партизаны против PR», а еще раньше – группы «Дали».
Когда год назад на владимирской сцене появился проект с замысловатым названием «Семён и Хор Блаженных имени Ф. М. Достоевского», мало кто обратил на него внимание. А ведь проект организовал Семён Здесь, в прошлом лидер и солист владимирской группы «Партизаны против PR», а еще раньше – группы «Дали».
Когда год назад на владимирской сцене появился проект с замысловатым названием «Семён и Хор Блаженных имени Ф. М. Достоевского», мало кто обратил на него внимание. А ведь проект организовал Семён Здесь, в прошлом лидер и солист владимирской группы «Партизаны против PR», а еще раньше – группы «Дали».

— Какие строчки Дениса, из тех, что звучали в тот вечер в ОДРИ, больше всего в тебе откликаются?

— «Не беги. Все равно не успеешь ни на тот, ни на этот берег...» Вот так просто: вне зависимости от наших представлений и предпочтений мы живем между мирами.

— На твой взгляд, влияние Дениса на владимирскую сцену велико?

— Вопрос неоднозначный. Кто он был? Это как посмотреть. Я могу назвать несколько групп, к созданию и творчеству которых Денис приложил руку. Некоторые — до сих пор существуют. Например, «Акустический лес». Играл он и со мной в группе «Дали», и записанный нами в 2000 году альбом, не побоюсь это слова, был не совсем обычным для владимирской сцены.

Когда год назад на владимирской сцене появился проект с замысловатым названием «Семён и Хор Блаженных имени Ф. М. Достоевского», мало кто обратил на него внимание. А ведь проект организовал Семён Здесь, в прошлом лидер и солист владимирской группы «Партизаны против PR», а еще раньше – группы «Дали».

— Кто для тебя Денис?

— Мне трудно однозначно отвечать на такие вопросы. Друг, наставник. Мне всегда было близко то, что он выражал в своем творчестве. Более того, Денис — мой крёстный сын. Я непосредственно организовывал его крещение. На тот момент он уже был сиротой. Так что можно говорить о некой родственной связи. Денис — мой вечный спутник по жизни. До сих пор.

— Итак, альбом — выпустили, его презентацию — сделали. Что дальше?

— Во-первых, есть мысль повторить наш акционизм. Только теперь в открытом, публичном режиме. В первый раз мы не были уверены, что вообще что-то получится. Многие вещи было невозможно отрепетировать, только экспромт. Была масса технических проблем. Но все получилось. Теперь мы более уверены в себе. Я пока не готов взять на себя обещание непременно повторить, но — не исключено. Во-вторых, у «Места под жизнь» есть продолжение — «Место под смерть», и альбом уже записан. Скоро вы его услышите.

Когда год назад на владимирской сцене появился проект с замысловатым названием «Семён и Хор Блаженных имени Ф. М. Достоевского», мало кто обратил на него внимание. А ведь проект организовал Семён Здесь, в прошлом лидер и солист владимирской группы «Партизаны против PR», а еще раньше – группы «Дали».

— Отлично! Ну, и в завершение: почему «Семён и Хор Блаженных имени Ф. М. Достоевского»?

— Если коротко, потому, что в проекте участвует Семён (даже два), хор — так как акцент сделан на голоса, блаженные — так как обычные люди в таком участвовать не будут. Достоевский — то, что близко по глубине и подаче, или идеал творчества, к которому пытаемся стремиться. Ну, и просто сочетание слов нравится.

Когда год назад на владимирской сцене появился проект с замысловатым названием «Семён и Хор Блаженных имени Ф. М. Достоевского», мало кто обратил на него внимание. А ведь проект организовал Семён Здесь, в прошлом лидер и солист владимирской группы «Партизаны против PR», а еще раньше – группы «Дали».
Фото и видео предоставлены Семёном Здесь

Что не так с одобренным общественниками проектом реконструкции вокзала и при чем тут туалетная плитка
Что не так с одобренным общественниками проектом реконструкции вокзала и при чем тут туалетная плитка События
«Я всегда хотел снять именно лося»: житель Владимира о нюансах фотоохоты
«Я всегда хотел снять именно лося»: житель Владимира о нюансах фотоохоты Истории
Незабываемое времяпрепровождение в театральной гостиной экоотеля «Горячие ключи»
Незабываемое времяпрепровождение в театральной гостиной экоотеля «Горячие ключи» События
Гендальф, квиддич и Делориан. В каких локациях Владимира нейросеть спрятала киноотсылки?
Гендальф, квиддич и Делориан. В каких локациях Владимира нейросеть спрятала киноотсылки? Тесты
Проезд в общественном транспорте Владимира скоро подорожает, а светофоры поумнеют
Проезд в общественном транспорте Владимира скоро подорожает, а светофоры поумнеют Истории
Последний месяц этой зимы запомнится обилием снега и температурными качелями
Последний месяц этой зимы запомнится обилием снега и температурными качелями События
Замороженный «Леруа Мерлен» и застывший «Хилтон»: три строительных ожидания Владимира
Замороженный «Леруа Мерлен» и застывший «Хилтон»: три строительных ожидания Владимира Истории
Иран — не Ирак! Персидские тайны из еще не изданной книги Андрея Дубровского
Иран — не Ирак! Персидские тайны из еще не изданной книги Андрея Дубровского Везде свои
В предвкушении длинных выходных. Сколько дней будем отдыхать на 23 февраля и 8 марта?
В предвкушении длинных выходных. Сколько дней будем отдыхать на 23 февраля и 8 марта? События
«Несерьёзный бал» музейщиков, или Шуточный маскарад среди экспонатов
«Несерьёзный бал» музейщиков, или Шуточный маскарад среди экспонатов События
Найти работу легко! Топ самых востребованных профессий в 33-м регионе
Найти работу легко! Топ самых востребованных профессий в 33-м регионе События
Тайный благотворитель города Владимира: что построено на его деньги?
Тайный благотворитель города Владимира: что построено на его деньги? Владимир в деталях
«Медлячок, чтобы ты заплакала». Во Владимир приезжает Баста
«Медлячок, чтобы ты заплакала». Во Владимир приезжает Баста Афиша
«Изумительный Морис» и другие фильмы, которые покажут на большом экране в выходные
«Изумительный Морис» и другие фильмы, которые покажут на большом экране в выходные Афиша
«Это был мой звездный час!» Парень из 33-го региона спел дуэтом с Дианой Арбениной
«Это был мой звездный час!» Парень из 33-го региона спел дуэтом с Дианой Арбениной События
Дом-музей Столетовых после трёх лет реставрации: технологии, эксперименты и научные ивенты
Дом-музей Столетовых после трёх лет реставрации: технологии, эксперименты и научные ивенты События
Владимирская актриса в роли Мессалины побывала на балу у Сатаны в новом фильме «Воланд»
Владимирская актриса в роли Мессалины побывала на балу у Сатаны в новом фильме «Воланд» Истории
Кто сессию сдал, тот на дискотеке зажигал. Во Владимире прошла неоновая вечеринка на льду
Кто сессию сдал, тот на дискотеке зажигал. Во Владимире прошла неоновая вечеринка на льду События
Пришло время разбогатеть! Пошаговый мануал от владимирского бизнес-психолога
Пришло время разбогатеть! Пошаговый мануал от владимирского бизнес-психолога Истории
425-метровая трасса и горнолыжный клуб. Как комплекс Заячья гора обновился в этом сезоне?
425-метровая трасса и горнолыжный клуб. Как комплекс Заячья гора обновился в этом сезоне? Истории