18+

Дом с историей, где был создан необычный керамический стрит-арт, появившийся на заборе в Добром

12 сентября 2023, 15:40
Я тут живу

Резиденция уличного искусства 33ZAGFEST сезона 2023 года совсем недавно торжественно закрылась, оставив городу множество удивительных муралов и других объектов стрит-арта, украсивших «заброшки», скучные технические постройки, фасады стереотипных «панелек» и безликие заборы.

Один из самых оригинальных образцов уличного искусства ежедневно наблюдают жители восточного района города, направляющиеся в центр; туристы, следующие в Суздаль, Иваново, Нижний Новгород. Это пока единственное в рамках трехлетнего всероссийского арт-проекта керамическое панно, все элементы которого выполнены по авторским эскизам вручную из глины и покрыты глазурью, тоже изготовленной владимирской художницей Елизаветой Комаровой по собственным рецептам.

Серый забор, ограждающий территорию «Автоприбора», преобразили керамические картины, каждая из которых составляет 157 сантиметров в высоту и 83 — в ширину. Пока смонтировано два фрагмента, и еще два в работе. Как говорит Лиза: «Я, пожалуй, самый ранний и самый поздний участник проекта. Изготовление керамического панно — очень трудоемкий процесс».

Неизвестно, появился        ли        бы уникальный арт-объект на        заборе в        Добром, если        бы у        керамиста Елизаветы Комаровой не        было дома с        собственной мастерской. Рассказываем про грандиозную реконструкцию семейного гнездышка на        перекрестке Погодина и        Восточной, где все сделано своими руками. А        главное        — с        любовью. Ну        и, разумеется, показываем, как из        заурядной сельской избы с        комнатами-клетушками владимирцы создали дом мечты с        совершенно неповторимым обликом.
Неизвестно, появился        ли        бы уникальный арт-объект на        заборе в        Добром, если        бы у        керамиста Елизаветы Комаровой не        было дома с        собственной мастерской. Рассказываем про грандиозную реконструкцию семейного гнездышка на        перекрестке Погодина и        Восточной, где все сделано своими руками. А        главное        — с        любовью. Ну        и, разумеется, показываем, как из        заурядной сельской избы с        комнатами-клетушками владимирцы создали дом мечты с        совершенно неповторимым обликом.
Неизвестно, появился        ли        бы уникальный арт-объект на        заборе в        Добром, если        бы у        керамиста Елизаветы Комаровой не        было дома с        собственной мастерской. Рассказываем про грандиозную реконструкцию семейного гнездышка на        перекрестке Погодина и        Восточной, где все сделано своими руками. А        главное        — с        любовью. Ну        и, разумеется, показываем, как из        заурядной сельской избы с        комнатами-клетушками владимирцы создали дом мечты с        совершенно неповторимым обликом.
Неизвестно, появился        ли        бы уникальный арт-объект на        заборе в        Добром, если        бы у        керамиста Елизаветы Комаровой не        было дома с        собственной мастерской. Рассказываем про грандиозную реконструкцию семейного гнездышка на        перекрестке Погодина и        Восточной, где все сделано своими руками. А        главное        — с        любовью. Ну        и, разумеется, показываем, как из        заурядной сельской избы с        комнатами-клетушками владимирцы создали дом мечты с        совершенно неповторимым обликом.
Фото из личного архива Елизаветы Комаровой

Герои мозаичных картин — молодые люди, танцующие хип-хоп на фоне архитектурных образов Владимира. Девушка поясняет: «Это ребята, с которыми я хожу на занятия по танцам, они реальные». И в этом тоже необычность нового арта: можно искать знакомые черты в образах героев или угадывать, какие уголки Владимира стали натурой для работы. Кроме того, техника, в которой выполнены панно, — отсылка к мозаике советского периода, украшавшей владимирские новостройки. Елизавете как дипломированному архитектору очень интересно исследовать историю города через призму стилей и приемов строительства. Выбор места для монтажа арт-объекта тоже не случаен.

«Для меня зона заводов и предприятий представляется ультравзрослым местом для принятия решений, для работы посменно. Но при этом она навевает воспоминания из моего архитектурного прошлого, когда нам устроили пленэр к градирням. Казалось бы, такое сочетание брутального объекта с кучкой ребят с планшетами никак не вяжется, точно так же, как и мрачный вид градирен с их локацией — в поле у поймы реки. Но такое соседство видится мне притягательным. Считаю, что у этого места может быть потенциал дерзкого и шумного пространства, где можно соединить несочетаемое. Тем более это такой кайфовый краш-тест для керамики и глазурей: мне очень интересно узнать, как она переживет все сезоны».

Ну а еще Елизавета коренная жительница Доброго, как обычно называют восточный микрорайон владимирцы. Так что и замысел панно, и все его элементы родились в этом месте, в доме, судьба которого не просто увлекательна. В ней переплелись поиски Елизаветой своего призвания, семейные истории, lovestory молодой семьи Комаровых, творческие эксперименты художницы и технологические особенности производства керамики.

Неизвестно, появился        ли        бы уникальный арт-объект на        заборе в        Добром, если        бы у        керамиста Елизаветы Комаровой не        было дома с        собственной мастерской. Рассказываем про грандиозную реконструкцию семейного гнездышка на        перекрестке Погодина и        Восточной, где все сделано своими руками. А        главное        — с        любовью. Ну        и, разумеется, показываем, как из        заурядной сельской избы с        комнатами-клетушками владимирцы создали дом мечты с        совершенно неповторимым обликом.
Неизвестно, появился        ли        бы уникальный арт-объект на        заборе в        Добром, если        бы у        керамиста Елизаветы Комаровой не        было дома с        собственной мастерской. Рассказываем про грандиозную реконструкцию семейного гнездышка на        перекрестке Погодина и        Восточной, где все сделано своими руками. А        главное        — с        любовью. Ну        и, разумеется, показываем, как из        заурядной сельской избы с        комнатами-клетушками владимирцы создали дом мечты с        совершенно неповторимым обликом.
Неизвестно, появился        ли        бы уникальный арт-объект на        заборе в        Добром, если        бы у        керамиста Елизаветы Комаровой не        было дома с        собственной мастерской. Рассказываем про грандиозную реконструкцию семейного гнездышка на        перекрестке Погодина и        Восточной, где все сделано своими руками. А        главное        — с        любовью. Ну        и, разумеется, показываем, как из        заурядной сельской избы с        комнатами-клетушками владимирцы создали дом мечты с        совершенно неповторимым обликом.
Неизвестно, появился        ли        бы уникальный арт-объект на        заборе в        Добром, если        бы у        керамиста Елизаветы Комаровой не        было дома с        собственной мастерской. Рассказываем про грандиозную реконструкцию семейного гнездышка на        перекрестке Погодина и        Восточной, где все сделано своими руками. А        главное        — с        любовью. Ну        и, разумеется, показываем, как из        заурядной сельской избы с        комнатами-клетушками владимирцы создали дом мечты с        совершенно неповторимым обликом.
Фото из личного архива Елизаветы Комаровой

И неизвестно даже, появился ли бы уникальный арт-объект, если бы не было дома с мастерской, или же грандиозная реконструкция семейного гнезда так никогда бы и не началась, не «заболей» Лиза керамикой. В перипетиях этой истории мы сегодня и попытаемся разобраться.

Современные кварталы, торговые центры, инфраструктура Доброго совсем не напоминают о его пасторальной истории. Село, историю которого исчисляют с 1478 года, по преданию получившее свое название в 1552 году, после похода Ивана Грозного против казанских татар — за радушную, добрую, с хлебом-солью встречу русских воинов, вместе с еще одним древним селением, Красным, 20 мая 1950 года стало частью городской территории. И все-таки есть в этом интенсивно застраивающемся уголке Владимира места, где время будто остановилось. Одно из таких — улица Погодина, расположенная перпендикулярно регулярно стоящей в пробках, нагруженной транспортом Добросельской. Названная в честь Героя Советского Союза генерал-майора танковых войск Дмитрия Погодина, эта улица известна горожанам, не проживающим в восточном районе, тем, что здесь возведено монументальное сооружение из розового туфа — Армянская церковь имени Святого Григория Лусаворича. А еще забавным граффити известного уличного художника Мишкина с изображением Ван Гога и Дали, собирающих опавшие листья.

Улицы Погодина и Восточная — типичный образец так называемого частного сектора, сельского уюта среди городской многоэтажной застройки. Бродя мимо палисадников с цветущими золотыми шарами, заглядывая за невысокий штакетник, любуясь на сохранившиеся наличники, невольно придумываешь истории этих домов. И они действительно заслуживают внимания. Дом на перекрестке Погодина и Восточной как раз из таких.

Неизвестно, появился        ли        бы уникальный арт-объект на        заборе в        Добром, если        бы у        керамиста Елизаветы Комаровой не        было дома с        собственной мастерской. Рассказываем про грандиозную реконструкцию семейного гнездышка на        перекрестке Погодина и        Восточной, где все сделано своими руками. А        главное        — с        любовью. Ну        и, разумеется, показываем, как из        заурядной сельской избы с        комнатами-клетушками владимирцы создали дом мечты с        совершенно неповторимым обликом.
Неизвестно, появился        ли        бы уникальный арт-объект на        заборе в        Добром, если        бы у        керамиста Елизаветы Комаровой не        было дома с        собственной мастерской. Рассказываем про грандиозную реконструкцию семейного гнездышка на        перекрестке Погодина и        Восточной, где все сделано своими руками. А        главное        — с        любовью. Ну        и, разумеется, показываем, как из        заурядной сельской избы с        комнатами-клетушками владимирцы создали дом мечты с        совершенно неповторимым обликом.
Неизвестно, появился        ли        бы уникальный арт-объект на        заборе в        Добром, если        бы у        керамиста Елизаветы Комаровой не        было дома с        собственной мастерской. Рассказываем про грандиозную реконструкцию семейного гнездышка на        перекрестке Погодина и        Восточной, где все сделано своими руками. А        главное        — с        любовью. Ну        и, разумеется, показываем, как из        заурядной сельской избы с        комнатами-клетушками владимирцы создали дом мечты с        совершенно неповторимым обликом.
Неизвестно, появился        ли        бы уникальный арт-объект на        заборе в        Добром, если        бы у        керамиста Елизаветы Комаровой не        было дома с        собственной мастерской. Рассказываем про грандиозную реконструкцию семейного гнездышка на        перекрестке Погодина и        Восточной, где все сделано своими руками. А        главное        — с        любовью. Ну        и, разумеется, показываем, как из        заурядной сельской избы с        комнатами-клетушками владимирцы создали дом мечты с        совершенно неповторимым обликом.

Интересен он не кладами, найденными в погребе, не знаменательными личностями, проживавшими в нем, а тем, что его владельцы — Лиза и Владимир Комаровы — своими силами создают из заурядной сельской избы с комнатами-клетушками дом мечты, современный, комфортный, с совершенно неповторимым обликом.

Ремонт страшнее пожара и потопа. Счастливые обладатели дома с бэкграундом, шутя, говорят, что готовы под этими словами подписаться. И со смехом рассказывают, что половина старого строения, где долгое время жила бабушка Лизы, стала чуть ли не обязательным приложением, скорее, даже нагрузкой к руке и сердцу девушки, на которые претендовал молодой перспективный массажист Владимир. Никакого подвоха влюбленные тогда не увидели и с готовностью согласились на такое приданое. К тому же Елизавета архитектор по университетскому диплому, защитившая его на «отлично». Впрочем, к этому времени она уже пересмотрела свои жизненные ориентиры и решила сосредоточиться на дизайне керамических изделий. Очевидно, что оборудовать мастерскую с печью для обжига гончарки в собственном доме реальнее, чем в квартире. Владимиру же еще только предстояло узнать много нового о себе и своих скрытых способностях.

Неизвестно, появился        ли        бы уникальный арт-объект на        заборе в        Добром, если        бы у        керамиста Елизаветы Комаровой не        было дома с        собственной мастерской. Рассказываем про грандиозную реконструкцию семейного гнездышка на        перекрестке Погодина и        Восточной, где все сделано своими руками. А        главное        — с        любовью. Ну        и, разумеется, показываем, как из        заурядной сельской избы с        комнатами-клетушками владимирцы создали дом мечты с        совершенно неповторимым обликом.
«Когда бабушки не стало, здесь долгое время жил мой дядя, а после его ухода дом пустовал. Когда же Вова сделал мне предложение, родители взяли нас на „слабо“. Сказали: „Сделаете тут ремонт — оставайтесь“. Мы ухватились за эту идею, решили, что хотим жить только в собственном доме. Тогда даже не думали, насколько это может быть трудно, долго, дорого».

Детальный осмотр строения будущими домовладельцами вместе с папой Лизы, Владиславом Ивановичем, человеком опытным в ремонте и строительстве, привел к неутешительному выводу: большую часть постройки придется ломать. Проще было бы вовсе раскатать сруб по бревнышку, но строился он в свое время на две семьи, так что с соседями была общая стена. Они уже прошли стадию капитального ремонта и ни на какие переделки не соглашались.

«От дома остался только фундамент и бревенчатый каркас», — вспоминает Владимир.

Фельдшер по образованию, со строительными работами он раньше не сталкивался, опыта не имел совсем. Зато в практике Владислава Ивановича это уже третий дом, возводимый самостоятельно. Так что молодоженам было на кого равняться.

Неизвестно, появился        ли        бы уникальный арт-объект на        заборе в        Добром, если        бы у        керамиста Елизаветы Комаровой не        было дома с        собственной мастерской. Рассказываем про грандиозную реконструкцию семейного гнездышка на        перекрестке Погодина и        Восточной, где все сделано своими руками. А        главное        — с        любовью. Ну        и, разумеется, показываем, как из        заурядной сельской избы с        комнатами-клетушками владимирцы создали дом мечты с        совершенно неповторимым обликом.

В доме без крыши и почти без стен жить было невозможно, поэтому молодая пара сняла квартиру неподалеку. Неизвестно, на сколько бы растянулась грандиозная перестройка, но в один не самый прекрасный момент съемное жилье потребовалось срочно освободить. Пришлось быстро что-то придумывать. Было это пять лет назад.

«Очень-очень быстро сделали черновой вариант спальни: только пол, потолок и стены. Мебели не было. Кухни тоже — вместо нее зиял котлован, потому что пол был вскрыт. Вместо ванной комнаты был поддон с технической пленкой, наш душ. Мы установили унитаз, подключили стиральную машину, подвели отопление. Правда, двери заменили шторками», — со смехом вспоминают ребята, как начиналась их жизнь в этом доме. Уголок маленькой прихожей был превращен в импровизированную кухню: холодильник, стол, чайник с мультиваркой. Ели на полу в спальне, сидя на матрасе.

«Зато теперь я знаю, как приготовить десять разных блюд в мультиварке», — радостно сообщает Лиза, сидя за самодельным столом на уютной кухне собственного дизайна.
Неизвестно, появился        ли        бы уникальный арт-объект на        заборе в        Добром, если        бы у        керамиста Елизаветы Комаровой не        было дома с        собственной мастерской. Рассказываем про грандиозную реконструкцию семейного гнездышка на        перекрестке Погодина и        Восточной, где все сделано своими руками. А        главное        — с        любовью. Ну        и, разумеется, показываем, как из        заурядной сельской избы с        комнатами-клетушками владимирцы создали дом мечты с        совершенно неповторимым обликом.
Неизвестно, появился        ли        бы уникальный арт-объект на        заборе в        Добром, если        бы у        керамиста Елизаветы Комаровой не        было дома с        собственной мастерской. Рассказываем про грандиозную реконструкцию семейного гнездышка на        перекрестке Погодина и        Восточной, где все сделано своими руками. А        главное        — с        любовью. Ну        и, разумеется, показываем, как из        заурядной сельской избы с        комнатами-клетушками владимирцы создали дом мечты с        совершенно неповторимым обликом.
Неизвестно, появился        ли        бы уникальный арт-объект на        заборе в        Добром, если        бы у        керамиста Елизаветы Комаровой не        было дома с        собственной мастерской. Рассказываем про грандиозную реконструкцию семейного гнездышка на        перекрестке Погодина и        Восточной, где все сделано своими руками. А        главное        — с        любовью. Ну        и, разумеется, показываем, как из        заурядной сельской избы с        комнатами-клетушками владимирцы создали дом мечты с        совершенно неповторимым обликом.
Неизвестно, появился        ли        бы уникальный арт-объект на        заборе в        Добром, если        бы у        керамиста Елизаветы Комаровой не        было дома с        собственной мастерской. Рассказываем про грандиозную реконструкцию семейного гнездышка на        перекрестке Погодина и        Восточной, где все сделано своими руками. А        главное        — с        любовью. Ну        и, разумеется, показываем, как из        заурядной сельской избы с        комнатами-клетушками владимирцы создали дом мечты с        совершенно неповторимым обликом.
Неизвестно, появился        ли        бы уникальный арт-объект на        заборе в        Добром, если        бы у        керамиста Елизаветы Комаровой не        было дома с        собственной мастерской. Рассказываем про грандиозную реконструкцию семейного гнездышка на        перекрестке Погодина и        Восточной, где все сделано своими руками. А        главное        — с        любовью. Ну        и, разумеется, показываем, как из        заурядной сельской избы с        комнатами-клетушками владимирцы создали дом мечты с        совершенно неповторимым обликом.
Неизвестно, появился        ли        бы уникальный арт-объект на        заборе в        Добром, если        бы у        керамиста Елизаветы Комаровой не        было дома с        собственной мастерской. Рассказываем про грандиозную реконструкцию семейного гнездышка на        перекрестке Погодина и        Восточной, где все сделано своими руками. А        главное        — с        любовью. Ну        и, разумеется, показываем, как из        заурядной сельской избы с        комнатами-клетушками владимирцы создали дом мечты с        совершенно неповторимым обликом.
Неизвестно, появился        ли        бы уникальный арт-объект на        заборе в        Добром, если        бы у        керамиста Елизаветы Комаровой не        было дома с        собственной мастерской. Рассказываем про грандиозную реконструкцию семейного гнездышка на        перекрестке Погодина и        Восточной, где все сделано своими руками. А        главное        — с        любовью. Ну        и, разумеется, показываем, как из        заурядной сельской избы с        комнатами-клетушками владимирцы создали дом мечты с        совершенно неповторимым обликом.
Неизвестно, появился        ли        бы уникальный арт-объект на        заборе в        Добром, если        бы у        керамиста Елизаветы Комаровой не        было дома с        собственной мастерской. Рассказываем про грандиозную реконструкцию семейного гнездышка на        перекрестке Погодина и        Восточной, где все сделано своими руками. А        главное        — с        любовью. Ну        и, разумеется, показываем, как из        заурядной сельской избы с        комнатами-клетушками владимирцы создали дом мечты с        совершенно неповторимым обликом.

Владимир с гордостью демонстрирует полку собственного изготовления, проектируя которую нашел способ скрыть элементы крепежа — так она выглядит элегантнее. Вся керамическая посуда на ней рукотворная, авторства не только хозяйки, но и других художников-керамистов. А вот кофейники всех видов собирает Владимир.

Неизвестно, появился        ли        бы уникальный арт-объект на        заборе в        Добром, если        бы у        керамиста Елизаветы Комаровой не        было дома с        собственной мастерской. Рассказываем про грандиозную реконструкцию семейного гнездышка на        перекрестке Погодина и        Восточной, где все сделано своими руками. А        главное        — с        любовью. Ну        и, разумеется, показываем, как из        заурядной сельской избы с        комнатами-клетушками владимирцы создали дом мечты с        совершенно неповторимым обликом.
Неизвестно, появился        ли        бы уникальный арт-объект на        заборе в        Добром, если        бы у        керамиста Елизаветы Комаровой не        было дома с        собственной мастерской. Рассказываем про грандиозную реконструкцию семейного гнездышка на        перекрестке Погодина и        Восточной, где все сделано своими руками. А        главное        — с        любовью. Ну        и, разумеется, показываем, как из        заурядной сельской избы с        комнатами-клетушками владимирцы создали дом мечты с        совершенно неповторимым обликом.
Неизвестно, появился        ли        бы уникальный арт-объект на        заборе в        Добром, если        бы у        керамиста Елизаветы Комаровой не        было дома с        собственной мастерской. Рассказываем про грандиозную реконструкцию семейного гнездышка на        перекрестке Погодина и        Восточной, где все сделано своими руками. А        главное        — с        любовью. Ну        и, разумеется, показываем, как из        заурядной сельской избы с        комнатами-клетушками владимирцы создали дом мечты с        совершенно неповторимым обликом.
Неизвестно, появился        ли        бы уникальный арт-объект на        заборе в        Добром, если        бы у        керамиста Елизаветы Комаровой не        было дома с        собственной мастерской. Рассказываем про грандиозную реконструкцию семейного гнездышка на        перекрестке Погодина и        Восточной, где все сделано своими руками. А        главное        — с        любовью. Ну        и, разумеется, показываем, как из        заурядной сельской избы с        комнатами-клетушками владимирцы создали дом мечты с        совершенно неповторимым обликом.
Неизвестно, появился        ли        бы уникальный арт-объект на        заборе в        Добром, если        бы у        керамиста Елизаветы Комаровой не        было дома с        собственной мастерской. Рассказываем про грандиозную реконструкцию семейного гнездышка на        перекрестке Погодина и        Восточной, где все сделано своими руками. А        главное        — с        любовью. Ну        и, разумеется, показываем, как из        заурядной сельской избы с        комнатами-клетушками владимирцы создали дом мечты с        совершенно неповторимым обликом.

Только фотографии, запечатлевшие все этапы глобального проекта, подтверждают, что на этом месте и впрямь зияла дыра, а жильцов от нежелательного падения дома защищала полиэтиленовая шторка. Но, прежде чем подготовить для жизни даже такое минимальное пространство, семье Комаровых пришлось свернуть горы, точнее, выкопать почти тридцать метров траншей для укладки труб водопровода и канализации. Все работы делали своими руками Владимир и Владислав Иванович, подключались и мужья сестер Лизы. Поднимали уровень земли вокруг дома, потому что он был практически в низине, во время дождя подвал доверху заполнялся водой. Оказалось, в вентиляционные окна она заливалась со всей улицы. Нужно было срочно сделать ливневку, дабы обеспечить отток воды от фундамента.

Для того чтобы подвести канализацию, хозяева трех соседних домов объединились, прокопали траншею в глинистой и каменистой почве, пересекающую городскую дорогу. Поэтому работать надо было максимально быстро, а уложив трубы, еще и восстановить асфальтовое покрытие.

Из коммунальных удобств в старой постройке были только электричество и газ. Впрочем, всю электропроводку внутри дома Владимир с тестем полностью переделали, заново смонтировали систему отопления. А еще потребовалось разобрать и настелить заново крышу, сделать изоляцию, утеплить стены. Владислав Иванович отделал фасад гибкой черепицей. Крепил с помощью строительного фена и саморезов — потребовалось около четырех тысяч штук разного размера. А в целом на дом — около десяти тысяч единиц крепежа.

Неизвестно, появился        ли        бы уникальный арт-объект на        заборе в        Добром, если        бы у        керамиста Елизаветы Комаровой не        было дома с        собственной мастерской. Рассказываем про грандиозную реконструкцию семейного гнездышка на        перекрестке Погодина и        Восточной, где все сделано своими руками. А        главное        — с        любовью. Ну        и, разумеется, показываем, как из        заурядной сельской избы с        комнатами-клетушками владимирцы создали дом мечты с        совершенно неповторимым обликом.
Неизвестно, появился        ли        бы уникальный арт-объект на        заборе в        Добром, если        бы у        керамиста Елизаветы Комаровой не        было дома с        собственной мастерской. Рассказываем про грандиозную реконструкцию семейного гнездышка на        перекрестке Погодина и        Восточной, где все сделано своими руками. А        главное        — с        любовью. Ну        и, разумеется, показываем, как из        заурядной сельской избы с        комнатами-клетушками владимирцы создали дом мечты с        совершенно неповторимым обликом.
Неизвестно, появился        ли        бы уникальный арт-объект на        заборе в        Добром, если        бы у        керамиста Елизаветы Комаровой не        было дома с        собственной мастерской. Рассказываем про грандиозную реконструкцию семейного гнездышка на        перекрестке Погодина и        Восточной, где все сделано своими руками. А        главное        — с        любовью. Ну        и, разумеется, показываем, как из        заурядной сельской избы с        комнатами-клетушками владимирцы создали дом мечты с        совершенно неповторимым обликом.
Неизвестно, появился        ли        бы уникальный арт-объект на        заборе в        Добром, если        бы у        керамиста Елизаветы Комаровой не        было дома с        собственной мастерской. Рассказываем про грандиозную реконструкцию семейного гнездышка на        перекрестке Погодина и        Восточной, где все сделано своими руками. А        главное        — с        любовью. Ну        и, разумеется, показываем, как из        заурядной сельской избы с        комнатами-клетушками владимирцы создали дом мечты с        совершенно неповторимым обликом.
Неизвестно, появился        ли        бы уникальный арт-объект на        заборе в        Добром, если        бы у        керамиста Елизаветы Комаровой не        было дома с        собственной мастерской. Рассказываем про грандиозную реконструкцию семейного гнездышка на        перекрестке Погодина и        Восточной, где все сделано своими руками. А        главное        — с        любовью. Ну        и, разумеется, показываем, как из        заурядной сельской избы с        комнатами-клетушками владимирцы создали дом мечты с        совершенно неповторимым обликом.
Неизвестно, появился        ли        бы уникальный арт-объект на        заборе в        Добром, если        бы у        керамиста Елизаветы Комаровой не        было дома с        собственной мастерской. Рассказываем про грандиозную реконструкцию семейного гнездышка на        перекрестке Погодина и        Восточной, где все сделано своими руками. А        главное        — с        любовью. Ну        и, разумеется, показываем, как из        заурядной сельской избы с        комнатами-клетушками владимирцы создали дом мечты с        совершенно неповторимым обликом.
Неизвестно, появился        ли        бы уникальный арт-объект на        заборе в        Добром, если        бы у        керамиста Елизаветы Комаровой не        было дома с        собственной мастерской. Рассказываем про грандиозную реконструкцию семейного гнездышка на        перекрестке Погодина и        Восточной, где все сделано своими руками. А        главное        — с        любовью. Ну        и, разумеется, показываем, как из        заурядной сельской избы с        комнатами-клетушками владимирцы создали дом мечты с        совершенно неповторимым обликом.
Неизвестно, появился        ли        бы уникальный арт-объект на        заборе в        Добром, если        бы у        керамиста Елизаветы Комаровой не        было дома с        собственной мастерской. Рассказываем про грандиозную реконструкцию семейного гнездышка на        перекрестке Погодина и        Восточной, где все сделано своими руками. А        главное        — с        любовью. Ну        и, разумеется, показываем, как из        заурядной сельской избы с        комнатами-клетушками владимирцы создали дом мечты с        совершенно неповторимым обликом.
Неизвестно, появился        ли        бы уникальный арт-объект на        заборе в        Добром, если        бы у        керамиста Елизаветы Комаровой не        было дома с        собственной мастерской. Рассказываем про грандиозную реконструкцию семейного гнездышка на        перекрестке Погодина и        Восточной, где все сделано своими руками. А        главное        — с        любовью. Ну        и, разумеется, показываем, как из        заурядной сельской избы с        комнатами-клетушками владимирцы создали дом мечты с        совершенно неповторимым обликом.
Неизвестно, появился        ли        бы уникальный арт-объект на        заборе в        Добром, если        бы у        керамиста Елизаветы Комаровой не        было дома с        собственной мастерской. Рассказываем про грандиозную реконструкцию семейного гнездышка на        перекрестке Погодина и        Восточной, где все сделано своими руками. А        главное        — с        любовью. Ну        и, разумеется, показываем, как из        заурядной сельской избы с        комнатами-клетушками владимирцы создали дом мечты с        совершенно неповторимым обликом.
Фото из личного архива Елизаветы Комаровой

Окна тоже вставляли сами, этот этап работ пришелся на зиму. Владимир до сих пор помнит лютый холод.

«Окна оказались очень тяжелые. Особенно трехстворчатое на втором этаже. Было сложно его устанавливать. Зато все, что вы видите, сделано своими руками».

«Мне вообще трудно представить, как Вова с этим всем справлялся, — вспоминает Лиза. — Он уезжал с утра на массажи, в обед ехал на стройку, потом возвращался на работу. Вечером опять ехал в дом. Иногда едва живой возвращался. И все научился делать сам, не знаю, откуда это у него. Два года выходных у нас вообще не было. Такой темп задал папа, он считал, что чем быстрее мы закончим, тем нам же лучше. Только одну поездку в Крым на отдых вымолили».
Неизвестно, появился        ли        бы уникальный арт-объект на        заборе в        Добром, если        бы у        керамиста Елизаветы Комаровой не        было дома с        собственной мастерской. Рассказываем про грандиозную реконструкцию семейного гнездышка на        перекрестке Погодина и        Восточной, где все сделано своими руками. А        главное        — с        любовью. Ну        и, разумеется, показываем, как из        заурядной сельской избы с        комнатами-клетушками владимирцы создали дом мечты с        совершенно неповторимым обликом.
Неизвестно, появился        ли        бы уникальный арт-объект на        заборе в        Добром, если        бы у        керамиста Елизаветы Комаровой не        было дома с        собственной мастерской. Рассказываем про грандиозную реконструкцию семейного гнездышка на        перекрестке Погодина и        Восточной, где все сделано своими руками. А        главное        — с        любовью. Ну        и, разумеется, показываем, как из        заурядной сельской избы с        комнатами-клетушками владимирцы создали дом мечты с        совершенно неповторимым обликом.
Неизвестно, появился        ли        бы уникальный арт-объект на        заборе в        Добром, если        бы у        керамиста Елизаветы Комаровой не        было дома с        собственной мастерской. Рассказываем про грандиозную реконструкцию семейного гнездышка на        перекрестке Погодина и        Восточной, где все сделано своими руками. А        главное        — с        любовью. Ну        и, разумеется, показываем, как из        заурядной сельской избы с        комнатами-клетушками владимирцы создали дом мечты с        совершенно неповторимым обликом.
Неизвестно, появился        ли        бы уникальный арт-объект на        заборе в        Добром, если        бы у        керамиста Елизаветы Комаровой не        было дома с        собственной мастерской. Рассказываем про грандиозную реконструкцию семейного гнездышка на        перекрестке Погодина и        Восточной, где все сделано своими руками. А        главное        — с        любовью. Ну        и, разумеется, показываем, как из        заурядной сельской избы с        комнатами-клетушками владимирцы создали дом мечты с        совершенно неповторимым обликом.
Неизвестно, появился        ли        бы уникальный арт-объект на        заборе в        Добром, если        бы у        керамиста Елизаветы Комаровой не        было дома с        собственной мастерской. Рассказываем про грандиозную реконструкцию семейного гнездышка на        перекрестке Погодина и        Восточной, где все сделано своими руками. А        главное        — с        любовью. Ну        и, разумеется, показываем, как из        заурядной сельской избы с        комнатами-клетушками владимирцы создали дом мечты с        совершенно неповторимым обликом.
Неизвестно, появился        ли        бы уникальный арт-объект на        заборе в        Добром, если        бы у        керамиста Елизаветы Комаровой не        было дома с        собственной мастерской. Рассказываем про грандиозную реконструкцию семейного гнездышка на        перекрестке Погодина и        Восточной, где все сделано своими руками. А        главное        — с        любовью. Ну        и, разумеется, показываем, как из        заурядной сельской избы с        комнатами-клетушками владимирцы создали дом мечты с        совершенно неповторимым обликом.
Неизвестно, появился        ли        бы уникальный арт-объект на        заборе в        Добром, если        бы у        керамиста Елизаветы Комаровой не        было дома с        собственной мастерской. Рассказываем про грандиозную реконструкцию семейного гнездышка на        перекрестке Погодина и        Восточной, где все сделано своими руками. А        главное        — с        любовью. Ну        и, разумеется, показываем, как из        заурядной сельской избы с        комнатами-клетушками владимирцы создали дом мечты с        совершенно неповторимым обликом.
Неизвестно, появился        ли        бы уникальный арт-объект на        заборе в        Добром, если        бы у        керамиста Елизаветы Комаровой не        было дома с        собственной мастерской. Рассказываем про грандиозную реконструкцию семейного гнездышка на        перекрестке Погодина и        Восточной, где все сделано своими руками. А        главное        — с        любовью. Ну        и, разумеется, показываем, как из        заурядной сельской избы с        комнатами-клетушками владимирцы создали дом мечты с        совершенно неповторимым обликом.
Неизвестно, появился        ли        бы уникальный арт-объект на        заборе в        Добром, если        бы у        керамиста Елизаветы Комаровой не        было дома с        собственной мастерской. Рассказываем про грандиозную реконструкцию семейного гнездышка на        перекрестке Погодина и        Восточной, где все сделано своими руками. А        главное        — с        любовью. Ну        и, разумеется, показываем, как из        заурядной сельской избы с        комнатами-клетушками владимирцы создали дом мечты с        совершенно неповторимым обликом.
Неизвестно, появился        ли        бы уникальный арт-объект на        заборе в        Добром, если        бы у        керамиста Елизаветы Комаровой не        было дома с        собственной мастерской. Рассказываем про грандиозную реконструкцию семейного гнездышка на        перекрестке Погодина и        Восточной, где все сделано своими руками. А        главное        — с        любовью. Ну        и, разумеется, показываем, как из        заурядной сельской избы с        комнатами-клетушками владимирцы создали дом мечты с        совершенно неповторимым обликом.

Молодые супруги сразу решили всюду, где это возможно, использовать натуральные материалы, преимущественно дерево. Деревообрабатывающего оборудования в семье не было, помогала смекалка.

«Если хорошо закрепить лобзик, он становится столярным танком с высокой точностью. Есть еще топор, молоток, отвертка», — со знанием дела говорит Владимир.

Пригодились строительный опыт и... навыки закройщика Владислава Ивановича, он до миллиметра выверял проекты всех конструкций, точно рассчитывал расход строительных материалов. Вот тут наша история могла бы резко изменить русло, чтобы рассказать об отце Елизаветы. Однако ограничимся краткой информацией. Электрик по образованию, он за свою жизнь приобрел множество всяких навыков.

«Мой отец в разгар увлечения диско монтировал светомузыкальное оборудование, мастерил все сам, паял платы, даже собственноручно раскрашивал лампочки в разные цвета. Потом начал шить. Он всегда делал то, что ему нравится», — делится Лиза.

«Он ни разу меня не измерял, но все вещи, которые мне шил, стопроцентно подходили, — вторит жене Владимир. — Рубашки от Владислава Ивановича самые лучшие в моей жизни. Они идеально сидят, все детальки четко сделаны» .

Зять убежден, что его тесть владеет секретами профессиональной работы с поставщиками. Консультанты подберут для него лучшие стройматериалы. Именно он выбирал дерево для потолка, лестницы, отделки второго этажа.

Неизвестно, появился        ли        бы уникальный арт-объект на        заборе в        Добром, если        бы у        керамиста Елизаветы Комаровой не        было дома с        собственной мастерской. Рассказываем про грандиозную реконструкцию семейного гнездышка на        перекрестке Погодина и        Восточной, где все сделано своими руками. А        главное        — с        любовью. Ну        и, разумеется, показываем, как из        заурядной сельской избы с        комнатами-клетушками владимирцы создали дом мечты с        совершенно неповторимым обликом.
Неизвестно, появился        ли        бы уникальный арт-объект на        заборе в        Добром, если        бы у        керамиста Елизаветы Комаровой не        было дома с        собственной мастерской. Рассказываем про грандиозную реконструкцию семейного гнездышка на        перекрестке Погодина и        Восточной, где все сделано своими руками. А        главное        — с        любовью. Ну        и, разумеется, показываем, как из        заурядной сельской избы с        комнатами-клетушками владимирцы создали дом мечты с        совершенно неповторимым обликом.
«Он всегда купит только самое лучшее, именно то, что надо. Будет выпытывать у сотрудников различные тонкости, спрашивать о качестве. В одном строительном магазине парни над ним как-то подшутили. Тогда он попросил их выставить в ряд все шестнадцать листов гипсокартона, имевшихся в наличии, и долго, придирчиво выбирал. А они ждали», — со смехом вспоминают супруги Комаровы методы работы Владислава Ивановича.

Большинство деталей в интерьере — плод фантазии самодеятельных мастеров, старавшихся максимально эффективно использовать даже несовершенства планировки доставшегося в наследство дома. Так появились ниши, которые Лиза заполнила авторской керамикой.

Неизвестно, появился        ли        бы уникальный арт-объект на        заборе в        Добром, если        бы у        керамиста Елизаветы Комаровой не        было дома с        собственной мастерской. Рассказываем про грандиозную реконструкцию семейного гнездышка на        перекрестке Погодина и        Восточной, где все сделано своими руками. А        главное        — с        любовью. Ну        и, разумеется, показываем, как из        заурядной сельской избы с        комнатами-клетушками владимирцы создали дом мечты с        совершенно неповторимым обликом.
Неизвестно, появился        ли        бы уникальный арт-объект на        заборе в        Добром, если        бы у        керамиста Елизаветы Комаровой не        было дома с        собственной мастерской. Рассказываем про грандиозную реконструкцию семейного гнездышка на        перекрестке Погодина и        Восточной, где все сделано своими руками. А        главное        — с        любовью. Ну        и, разумеется, показываем, как из        заурядной сельской избы с        комнатами-клетушками владимирцы создали дом мечты с        совершенно неповторимым обликом.
Неизвестно, появился        ли        бы уникальный арт-объект на        заборе в        Добром, если        бы у        керамиста Елизаветы Комаровой не        было дома с        собственной мастерской. Рассказываем про грандиозную реконструкцию семейного гнездышка на        перекрестке Погодина и        Восточной, где все сделано своими руками. А        главное        — с        любовью. Ну        и, разумеется, показываем, как из        заурядной сельской избы с        комнатами-клетушками владимирцы создали дом мечты с        совершенно неповторимым обликом.
«У моего отца несколько стадий принятия проекта. Сначала мы все обговаривали, часто спорили. Я отстаивала свои идеи. Так получили право на жизнь белые стены, серые фасады на кухонной мебели, ламинат вместо линолеума — это я все же выбила. Предложение сделать ниши в стене папа тоже сначала встретил скептически. Но, когда они уже были готовы, сказал: „А хорошо получились“», — на правах любимой дочки Лиза подшучивает над отцом, но заметно, как она ценит его реальную помощь.

Зато секретный шкафчик под лестницей Владислав Иванович придумал, спроектировал и сделал безо всяких просьб, по вдохновению. Домашний любимец, пес Палпи, не охраняет тайник, просто любит сидеть на лестнице. Он давно забыл тяготы приютской жизни и уверен, что всю эту красоту хозяева наводят только для него.

Неизвестно, появился        ли        бы уникальный арт-объект на        заборе в        Добром, если        бы у        керамиста Елизаветы Комаровой не        было дома с        собственной мастерской. Рассказываем про грандиозную реконструкцию семейного гнездышка на        перекрестке Погодина и        Восточной, где все сделано своими руками. А        главное        — с        любовью. Ну        и, разумеется, показываем, как из        заурядной сельской избы с        комнатами-клетушками владимирцы создали дом мечты с        совершенно неповторимым обликом.
Неизвестно, появился        ли        бы уникальный арт-объект на        заборе в        Добром, если        бы у        керамиста Елизаветы Комаровой не        было дома с        собственной мастерской. Рассказываем про грандиозную реконструкцию семейного гнездышка на        перекрестке Погодина и        Восточной, где все сделано своими руками. А        главное        — с        любовью. Ну        и, разумеется, показываем, как из        заурядной сельской избы с        комнатами-клетушками владимирцы создали дом мечты с        совершенно неповторимым обликом.
Неизвестно, появился        ли        бы уникальный арт-объект на        заборе в        Добром, если        бы у        керамиста Елизаветы Комаровой не        было дома с        собственной мастерской. Рассказываем про грандиозную реконструкцию семейного гнездышка на        перекрестке Погодина и        Восточной, где все сделано своими руками. А        главное        — с        любовью. Ну        и, разумеется, показываем, как из        заурядной сельской избы с        комнатами-клетушками владимирцы создали дом мечты с        совершенно неповторимым обликом.
Неизвестно, появился        ли        бы уникальный арт-объект на        заборе в        Добром, если        бы у        керамиста Елизаветы Комаровой не        было дома с        собственной мастерской. Рассказываем про грандиозную реконструкцию семейного гнездышка на        перекрестке Погодина и        Восточной, где все сделано своими руками. А        главное        — с        любовью. Ну        и, разумеется, показываем, как из        заурядной сельской избы с        комнатами-клетушками владимирцы создали дом мечты с        совершенно неповторимым обликом.

Кухонный гарнитур, дизайн которого Лиза отстояла в споре с родителем, проектировали сами. Владислав Иванович, получив техническое задание от дочери, рассчитал и начертил все шкафчики и полочки. Фасады, вполне демократичные, заказывали у профессионалов.

Неизвестно, появился        ли        бы уникальный арт-объект на        заборе в        Добром, если        бы у        керамиста Елизаветы Комаровой не        было дома с        собственной мастерской. Рассказываем про грандиозную реконструкцию семейного гнездышка на        перекрестке Погодина и        Восточной, где все сделано своими руками. А        главное        — с        любовью. Ну        и, разумеется, показываем, как из        заурядной сельской избы с        комнатами-клетушками владимирцы создали дом мечты с        совершенно неповторимым обликом.
Неизвестно, появился        ли        бы уникальный арт-объект на        заборе в        Добром, если        бы у        керамиста Елизаветы Комаровой не        было дома с        собственной мастерской. Рассказываем про грандиозную реконструкцию семейного гнездышка на        перекрестке Погодина и        Восточной, где все сделано своими руками. А        главное        — с        любовью. Ну        и, разумеется, показываем, как из        заурядной сельской избы с        комнатами-клетушками владимирцы создали дом мечты с        совершенно неповторимым обликом.
Неизвестно, появился        ли        бы уникальный арт-объект на        заборе в        Добром, если        бы у        керамиста Елизаветы Комаровой не        было дома с        собственной мастерской. Рассказываем про грандиозную реконструкцию семейного гнездышка на        перекрестке Погодина и        Восточной, где все сделано своими руками. А        главное        — с        любовью. Ну        и, разумеется, показываем, как из        заурядной сельской избы с        комнатами-клетушками владимирцы создали дом мечты с        совершенно неповторимым обликом.
Неизвестно, появился        ли        бы уникальный арт-объект на        заборе в        Добром, если        бы у        керамиста Елизаветы Комаровой не        было дома с        собственной мастерской. Рассказываем про грандиозную реконструкцию семейного гнездышка на        перекрестке Погодина и        Восточной, где все сделано своими руками. А        главное        — с        любовью. Ну        и, разумеется, показываем, как из        заурядной сельской избы с        комнатами-клетушками владимирцы создали дом мечты с        совершенно неповторимым обликом.

Елизавета в проекте по внутренней отделке выступала, как правило, в качестве заказчика, иногда довольно капризного.

«Я Вове объявила, что без ванны въезжать сюда не буду, потому что почти везде жила с душевыми кабинами и хотела, чтобы в моем доме была именно ванна! Сказала мужчинам: что хотите придумывайте, но установите ее. Так что отец планировал, как разместить и душевую кабину, и ванну. Последняя, правда, появилась намного позже, чем я въехала, но так или иначе, она есть», — рассказывает о своей весомой победе хозяйка дома.
Неизвестно, появился        ли        бы уникальный арт-объект на        заборе в        Добром, если        бы у        керамиста Елизаветы Комаровой не        было дома с        собственной мастерской. Рассказываем про грандиозную реконструкцию семейного гнездышка на        перекрестке Погодина и        Восточной, где все сделано своими руками. А        главное        — с        любовью. Ну        и, разумеется, показываем, как из        заурядной сельской избы с        комнатами-клетушками владимирцы создали дом мечты с        совершенно неповторимым обликом.
Неизвестно, появился        ли        бы уникальный арт-объект на        заборе в        Добром, если        бы у        керамиста Елизаветы Комаровой не        было дома с        собственной мастерской. Рассказываем про грандиозную реконструкцию семейного гнездышка на        перекрестке Погодина и        Восточной, где все сделано своими руками. А        главное        — с        любовью. Ну        и, разумеется, показываем, как из        заурядной сельской избы с        комнатами-клетушками владимирцы создали дом мечты с        совершенно неповторимым обликом.
Неизвестно, появился        ли        бы уникальный арт-объект на        заборе в        Добром, если        бы у        керамиста Елизаветы Комаровой не        было дома с        собственной мастерской. Рассказываем про грандиозную реконструкцию семейного гнездышка на        перекрестке Погодина и        Восточной, где все сделано своими руками. А        главное        — с        любовью. Ну        и, разумеется, показываем, как из        заурядной сельской избы с        комнатами-клетушками владимирцы создали дом мечты с        совершенно неповторимым обликом.
Неизвестно, появился        ли        бы уникальный арт-объект на        заборе в        Добром, если        бы у        керамиста Елизаветы Комаровой не        было дома с        собственной мастерской. Рассказываем про грандиозную реконструкцию семейного гнездышка на        перекрестке Погодина и        Восточной, где все сделано своими руками. А        главное        — с        любовью. Ну        и, разумеется, показываем, как из        заурядной сельской избы с        комнатами-клетушками владимирцы создали дом мечты с        совершенно неповторимым обликом.
Неизвестно, появился        ли        бы уникальный арт-объект на        заборе в        Добром, если        бы у        керамиста Елизаветы Комаровой не        было дома с        собственной мастерской. Рассказываем про грандиозную реконструкцию семейного гнездышка на        перекрестке Погодина и        Восточной, где все сделано своими руками. А        главное        — с        любовью. Ну        и, разумеется, показываем, как из        заурядной сельской избы с        комнатами-клетушками владимирцы создали дом мечты с        совершенно неповторимым обликом.
Неизвестно, появился        ли        бы уникальный арт-объект на        заборе в        Добром, если        бы у        керамиста Елизаветы Комаровой не        было дома с        собственной мастерской. Рассказываем про грандиозную реконструкцию семейного гнездышка на        перекрестке Погодина и        Восточной, где все сделано своими руками. А        главное        — с        любовью. Ну        и, разумеется, показываем, как из        заурядной сельской избы с        комнатами-клетушками владимирцы создали дом мечты с        совершенно неповторимым обликом.
Неизвестно, появился        ли        бы уникальный арт-объект на        заборе в        Добром, если        бы у        керамиста Елизаветы Комаровой не        было дома с        собственной мастерской. Рассказываем про грандиозную реконструкцию семейного гнездышка на        перекрестке Погодина и        Восточной, где все сделано своими руками. А        главное        — с        любовью. Ну        и, разумеется, показываем, как из        заурядной сельской избы с        комнатами-клетушками владимирцы создали дом мечты с        совершенно неповторимым обликом.
Неизвестно, появился        ли        бы уникальный арт-объект на        заборе в        Добром, если        бы у        керамиста Елизаветы Комаровой не        было дома с        собственной мастерской. Рассказываем про грандиозную реконструкцию семейного гнездышка на        перекрестке Погодина и        Восточной, где все сделано своими руками. А        главное        — с        любовью. Ну        и, разумеется, показываем, как из        заурядной сельской избы с        комнатами-клетушками владимирцы создали дом мечты с        совершенно неповторимым обликом.
Неизвестно, появился        ли        бы уникальный арт-объект на        заборе в        Добром, если        бы у        керамиста Елизаветы Комаровой не        было дома с        собственной мастерской. Рассказываем про грандиозную реконструкцию семейного гнездышка на        перекрестке Погодина и        Восточной, где все сделано своими руками. А        главное        — с        любовью. Ну        и, разумеется, показываем, как из        заурядной сельской избы с        комнатами-клетушками владимирцы создали дом мечты с        совершенно неповторимым обликом.

Хотя ванна и «уютней, чем земля обетованная», для художницы не менее важным было обустройство мастерской. Эти обе ее мечты и потребовали сложнейших преобразований, а именно подключения к центральной системе канализации, ведь многие дома по соседству до сих пор довольствуются выгребными ямами. В случае с «гончаркой» такой вариант не проходит.

«На второй этаж, где было решено оборудовать рабочую зону, чтобы пыль не проникала в жилые комнаты, мы подвели воду. Это какая-то фантастика. Нужно было рассчитать, как ее подвести и оборудовать водоотведение. И если в ванной у нас до сих пор стоит времянка, нам некогда закончить работы, то для своей рабочей зоны я заказывала раковину под размер, глубокую. Вова оборудовал отстойник, который фильтрует воду. Глина вся остается на дне, в канализацию поступает очищенная от нее вода. Хотя я не использую никаких вредных веществ, у меня стеклообразователь кремниевый, он безопасен. В принципе, мы тоже из него состоим. Но за любые вредные примеси в стоках грозят большие штрафы. А экология для нас очень важна».
Неизвестно, появился        ли        бы уникальный арт-объект на        заборе в        Добром, если        бы у        керамиста Елизаветы Комаровой не        было дома с        собственной мастерской. Рассказываем про грандиозную реконструкцию семейного гнездышка на        перекрестке Погодина и        Восточной, где все сделано своими руками. А        главное        — с        любовью. Ну        и, разумеется, показываем, как из        заурядной сельской избы с        комнатами-клетушками владимирцы создали дом мечты с        совершенно неповторимым обликом.
Неизвестно, появился        ли        бы уникальный арт-объект на        заборе в        Добром, если        бы у        керамиста Елизаветы Комаровой не        было дома с        собственной мастерской. Рассказываем про грандиозную реконструкцию семейного гнездышка на        перекрестке Погодина и        Восточной, где все сделано своими руками. А        главное        — с        любовью. Ну        и, разумеется, показываем, как из        заурядной сельской избы с        комнатами-клетушками владимирцы создали дом мечты с        совершенно неповторимым обликом.

Вот тут самое время рассказать, как керамика стала частью жизни семьи Лизы и как ей удалось привлечь в союзники родителей.

«Они были в шоке: их любимая доченька защитила диплом архитектора на пять, причем конкурсный, научную работу написала и тут объявляет: „Я не хочу заниматься архитектурой. Я собралась замуж“. Как родители и хотели, вначале я ходила на собеседования. Не знаю, почему архитекторы всегда сидят в полуподвальных помещениях? Ну и везде, куда я обращалась, требовалось делать очень много за весьма скромную зарплату. К творчеству это не имело отношения. Меня такой вариант не устраивал. К тому же родители сами показали мне пример предпринимательства, занимаясь тем, что им нравится. Глядя на них, я понимала, что не хочу просто сидеть в неуютном офисе. У меня был план: после диплома попробовать шить, заниматься флористикой, гончаркой, актерским мастерством. Большой список был, но я его не весь выполнила. Поработала в швейной мастерской в подмастерьях. Помогла, хотя нет, скорее, не мешала шить мое свадебное платье. Потом мне дали наводку, что открывается гончарная школа. Но там была вакансия только администратора».

С дипломом архитектора сидеть и отвечать на звонки не особо блестящая самореализация. Но Лиза решила попробовать. Родители довольно долго скептически относились к этому. Но их дочь завертел, очаровал гончарный круг. Она освоила базовые навыки, вскоре уже помогала проводить мастер-классы. Ну а далее свадьба с приданым — этим самым домом, грандиозное строительство не только жилья, но и, без преувеличения, ближайшего будущего.

«После того как я купила гончарный круг и начала работать дома, отец стал говорить: „В меня пошла“. Потом родители помогли мне приобрести печку. Ее доставили в первый ковидный месяц, за которым последовали ограничения. Мне надо было погашать рассрочку, отдавать деньги. И это был такой стимул срочно начать зарабатывать на керамике».
Неизвестно, появился        ли        бы уникальный арт-объект на        заборе в        Добром, если        бы у        керамиста Елизаветы Комаровой не        было дома с        собственной мастерской. Рассказываем про грандиозную реконструкцию семейного гнездышка на        перекрестке Погодина и        Восточной, где все сделано своими руками. А        главное        — с        любовью. Ну        и, разумеется, показываем, как из        заурядной сельской избы с        комнатами-клетушками владимирцы создали дом мечты с        совершенно неповторимым обликом.
Неизвестно, появился        ли        бы уникальный арт-объект на        заборе в        Добром, если        бы у        керамиста Елизаветы Комаровой не        было дома с        собственной мастерской. Рассказываем про грандиозную реконструкцию семейного гнездышка на        перекрестке Погодина и        Восточной, где все сделано своими руками. А        главное        — с        любовью. Ну        и, разумеется, показываем, как из        заурядной сельской избы с        комнатами-клетушками владимирцы создали дом мечты с        совершенно неповторимым обликом.
Неизвестно, появился        ли        бы уникальный арт-объект на        заборе в        Добром, если        бы у        керамиста Елизаветы Комаровой не        было дома с        собственной мастерской. Рассказываем про грандиозную реконструкцию семейного гнездышка на        перекрестке Погодина и        Восточной, где все сделано своими руками. А        главное        — с        любовью. Ну        и, разумеется, показываем, как из        заурядной сельской избы с        комнатами-клетушками владимирцы создали дом мечты с        совершенно неповторимым обликом.

Елизавета хотела, чтобы мастерская стала не только местом работы, но и уголком, располагающим к творчеству, вселяющим вдохновение. Поэтому была требовательным заказчиком, контролирующим ход отделки с тщательностью архитектора.

«Мастерская делалась два года. Я ждала, на тот момент разместившись в пустой комнате. При этом все время вздыхала, как бы мне хорошо работалось наверху. И добилась своего. Правда, работа велась какими-то скачками: только поверишь, что до финиша осталось чуть-чуть, вдруг все замораживается на пару месяцев».
Неизвестно, появился        ли        бы уникальный арт-объект на        заборе в        Добром, если        бы у        керамиста Елизаветы Комаровой не        было дома с        собственной мастерской. Рассказываем про грандиозную реконструкцию семейного гнездышка на        перекрестке Погодина и        Восточной, где все сделано своими руками. А        главное        — с        любовью. Ну        и, разумеется, показываем, как из        заурядной сельской избы с        комнатами-клетушками владимирцы создали дом мечты с        совершенно неповторимым обликом.
Неизвестно, появился        ли        бы уникальный арт-объект на        заборе в        Добром, если        бы у        керамиста Елизаветы Комаровой не        было дома с        собственной мастерской. Рассказываем про грандиозную реконструкцию семейного гнездышка на        перекрестке Погодина и        Восточной, где все сделано своими руками. А        главное        — с        любовью. Ну        и, разумеется, показываем, как из        заурядной сельской избы с        комнатами-клетушками владимирцы создали дом мечты с        совершенно неповторимым обликом.
«Дело в том, что в отделке мастерской было много непростых этапов. Думаешь: вот сейчас эту часть надо только обшить. Но это может затянуться на месяц. Пока ты все точно не сделаешь, дальше не шагнешь. И тут выплывают какие-то мелочи, из-за которых враз все изменяется, а значит, на работу уходит гораздо больше времени, чем предполагал. Весь ремонт — это про то, что наверняка придется исправлять огрехи. Это так ужасно, когда ты стараешься, думаешь: ну все, закончили. А потом в конце понимаешь: нет, где-то шагов 15 назад мы сделали не так, все разбираешь и делаешь заново», — парирует Владимир, который отвечал за столярно-плотницкие работы.

А вот трендовую ретропроводку, за которую берутся не все электрики, делал Владислав Иванович.

«Мастерская теперь просто сказка. Здесь все так, как я хочу. Ну ладно, не все, но почти все. Наши гости сюда поднимаются даже просто отдохнуть, фотографируются в ее интерьере», — с удовольствием рассказывает Лиза.
Неизвестно, появился        ли        бы уникальный арт-объект на        заборе в        Добром, если        бы у        керамиста Елизаветы Комаровой не        было дома с        собственной мастерской. Рассказываем про грандиозную реконструкцию семейного гнездышка на        перекрестке Погодина и        Восточной, где все сделано своими руками. А        главное        — с        любовью. Ну        и, разумеется, показываем, как из        заурядной сельской избы с        комнатами-клетушками владимирцы создали дом мечты с        совершенно неповторимым обликом.
Неизвестно, появился        ли        бы уникальный арт-объект на        заборе в        Добром, если        бы у        керамиста Елизаветы Комаровой не        было дома с        собственной мастерской. Рассказываем про грандиозную реконструкцию семейного гнездышка на        перекрестке Погодина и        Восточной, где все сделано своими руками. А        главное        — с        любовью. Ну        и, разумеется, показываем, как из        заурядной сельской избы с        комнатами-клетушками владимирцы создали дом мечты с        совершенно неповторимым обликом.
Неизвестно, появился        ли        бы уникальный арт-объект на        заборе в        Добром, если        бы у        керамиста Елизаветы Комаровой не        было дома с        собственной мастерской. Рассказываем про грандиозную реконструкцию семейного гнездышка на        перекрестке Погодина и        Восточной, где все сделано своими руками. А        главное        — с        любовью. Ну        и, разумеется, показываем, как из        заурядной сельской избы с        комнатами-клетушками владимирцы создали дом мечты с        совершенно неповторимым обликом.
Неизвестно, появился        ли        бы уникальный арт-объект на        заборе в        Добром, если        бы у        керамиста Елизаветы Комаровой не        было дома с        собственной мастерской. Рассказываем про грандиозную реконструкцию семейного гнездышка на        перекрестке Погодина и        Восточной, где все сделано своими руками. А        главное        — с        любовью. Ну        и, разумеется, показываем, как из        заурядной сельской избы с        комнатами-клетушками владимирцы создали дом мечты с        совершенно неповторимым обликом.
Неизвестно, появился        ли        бы уникальный арт-объект на        заборе в        Добром, если        бы у        керамиста Елизаветы Комаровой не        было дома с        собственной мастерской. Рассказываем про грандиозную реконструкцию семейного гнездышка на        перекрестке Погодина и        Восточной, где все сделано своими руками. А        главное        — с        любовью. Ну        и, разумеется, показываем, как из        заурядной сельской избы с        комнатами-клетушками владимирцы создали дом мечты с        совершенно неповторимым обликом.
Неизвестно, появился        ли        бы уникальный арт-объект на        заборе в        Добром, если        бы у        керамиста Елизаветы Комаровой не        было дома с        собственной мастерской. Рассказываем про грандиозную реконструкцию семейного гнездышка на        перекрестке Погодина и        Восточной, где все сделано своими руками. А        главное        — с        любовью. Ну        и, разумеется, показываем, как из        заурядной сельской избы с        комнатами-клетушками владимирцы создали дом мечты с        совершенно неповторимым обликом.
Неизвестно, появился        ли        бы уникальный арт-объект на        заборе в        Добром, если        бы у        керамиста Елизаветы Комаровой не        было дома с        собственной мастерской. Рассказываем про грандиозную реконструкцию семейного гнездышка на        перекрестке Погодина и        Восточной, где все сделано своими руками. А        главное        — с        любовью. Ну        и, разумеется, показываем, как из        заурядной сельской избы с        комнатами-клетушками владимирцы создали дом мечты с        совершенно неповторимым обликом.
Неизвестно, появился        ли        бы уникальный арт-объект на        заборе в        Добром, если        бы у        керамиста Елизаветы Комаровой не        было дома с        собственной мастерской. Рассказываем про грандиозную реконструкцию семейного гнездышка на        перекрестке Погодина и        Восточной, где все сделано своими руками. А        главное        — с        любовью. Ну        и, разумеется, показываем, как из        заурядной сельской избы с        комнатами-клетушками владимирцы создали дом мечты с        совершенно неповторимым обликом.
Неизвестно, появился        ли        бы уникальный арт-объект на        заборе в        Добром, если        бы у        керамиста Елизаветы Комаровой не        было дома с        собственной мастерской. Рассказываем про грандиозную реконструкцию семейного гнездышка на        перекрестке Погодина и        Восточной, где все сделано своими руками. А        главное        — с        любовью. Ну        и, разумеется, показываем, как из        заурядной сельской избы с        комнатами-клетушками владимирцы создали дом мечты с        совершенно неповторимым обликом.
«Этот красивый деревянный стеллаж Вова сам рассчитал, очень быстро собрал. Я им горжусь».
Неизвестно, появился        ли        бы уникальный арт-объект на        заборе в        Добром, если        бы у        керамиста Елизаветы Комаровой не        было дома с        собственной мастерской. Рассказываем про грандиозную реконструкцию семейного гнездышка на        перекрестке Погодина и        Восточной, где все сделано своими руками. А        главное        — с        любовью. Ну        и, разумеется, показываем, как из        заурядной сельской избы с        комнатами-клетушками владимирцы создали дом мечты с        совершенно неповторимым обликом.
Неизвестно, появился        ли        бы уникальный арт-объект на        заборе в        Добром, если        бы у        керамиста Елизаветы Комаровой не        было дома с        собственной мастерской. Рассказываем про грандиозную реконструкцию семейного гнездышка на        перекрестке Погодина и        Восточной, где все сделано своими руками. А        главное        — с        любовью. Ну        и, разумеется, показываем, как из        заурядной сельской избы с        комнатами-клетушками владимирцы создали дом мечты с        совершенно неповторимым обликом.
«Он на удивление так хорошо вышел, что я сам не ожидал», — без ложной скромности признается мастер.
Неизвестно, появился        ли        бы уникальный арт-объект на        заборе в        Добром, если        бы у        керамиста Елизаветы Комаровой не        было дома с        собственной мастерской. Рассказываем про грандиозную реконструкцию семейного гнездышка на        перекрестке Погодина и        Восточной, где все сделано своими руками. А        главное        — с        любовью. Ну        и, разумеется, показываем, как из        заурядной сельской избы с        комнатами-клетушками владимирцы создали дом мечты с        совершенно неповторимым обликом.
Неизвестно, появился        ли        бы уникальный арт-объект на        заборе в        Добром, если        бы у        керамиста Елизаветы Комаровой не        было дома с        собственной мастерской. Рассказываем про грандиозную реконструкцию семейного гнездышка на        перекрестке Погодина и        Восточной, где все сделано своими руками. А        главное        — с        любовью. Ну        и, разумеется, показываем, как из        заурядной сельской избы с        комнатами-клетушками владимирцы создали дом мечты с        совершенно неповторимым обликом.

В своей работе Елизавета использует огромное количество различных инструментов и всяких хитростей. Алмазный диск, множество шкурок и губок, приспособлений для обработки поверхностей. После того как девушка стала создавать авторские эмали, мастерская стала еще и лабораторией, но при этом остается небольшим музеем, где можно увидеть все этапы творческих поисков художницы.

Кстати, для уличных мини-инсталляций Регины Яфасовой и Федора Карпова, так популярных у владимирцев и туристов, Лиза делала всякие керамические детали. А вот для печки в обшитой деревом светелке мастерицы места не нашлось — слишком огнеопасный объект. В рабочем режиме она разогревается до 1200 градусов.

Неизвестно, появился        ли        бы уникальный арт-объект на        заборе в        Добром, если        бы у        керамиста Елизаветы Комаровой не        было дома с        собственной мастерской. Рассказываем про грандиозную реконструкцию семейного гнездышка на        перекрестке Погодина и        Восточной, где все сделано своими руками. А        главное        — с        любовью. Ну        и, разумеется, показываем, как из        заурядной сельской избы с        комнатами-клетушками владимирцы создали дом мечты с        совершенно неповторимым обликом.
Неизвестно, появился        ли        бы уникальный арт-объект на        заборе в        Добром, если        бы у        керамиста Елизаветы Комаровой не        было дома с        собственной мастерской. Рассказываем про грандиозную реконструкцию семейного гнездышка на        перекрестке Погодина и        Восточной, где все сделано своими руками. А        главное        — с        любовью. Ну        и, разумеется, показываем, как из        заурядной сельской избы с        комнатами-клетушками владимирцы создали дом мечты с        совершенно неповторимым обликом.
Неизвестно, появился        ли        бы уникальный арт-объект на        заборе в        Добром, если        бы у        керамиста Елизаветы Комаровой не        было дома с        собственной мастерской. Рассказываем про грандиозную реконструкцию семейного гнездышка на        перекрестке Погодина и        Восточной, где все сделано своими руками. А        главное        — с        любовью. Ну        и, разумеется, показываем, как из        заурядной сельской избы с        комнатами-клетушками владимирцы создали дом мечты с        совершенно неповторимым обликом.
Неизвестно, появился        ли        бы уникальный арт-объект на        заборе в        Добром, если        бы у        керамиста Елизаветы Комаровой не        было дома с        собственной мастерской. Рассказываем про грандиозную реконструкцию семейного гнездышка на        перекрестке Погодина и        Восточной, где все сделано своими руками. А        главное        — с        любовью. Ну        и, разумеется, показываем, как из        заурядной сельской избы с        комнатами-клетушками владимирцы создали дом мечты с        совершенно неповторимым обликом.

Главный инструмент Лизы — печь для обжига керамики разместили в кирпичном сарайчике на участке у дома.

«Я долго ныла, что мне очень срочно нужен маленький домик для печки. Поныть — это моя суперсила. Так что помещение мне построили».
Неизвестно, появился        ли        бы уникальный арт-объект на        заборе в        Добром, если        бы у        керамиста Елизаветы Комаровой не        было дома с        собственной мастерской. Рассказываем про грандиозную реконструкцию семейного гнездышка на        перекрестке Погодина и        Восточной, где все сделано своими руками. А        главное        — с        любовью. Ну        и, разумеется, показываем, как из        заурядной сельской избы с        комнатами-клетушками владимирцы создали дом мечты с        совершенно неповторимым обликом.

По соседству еще один объект малых архитектурных форм — беседка. Ее Владимир сделал без каких-либо нажимов извне, по вдохновению.

«Беседка с площадочкой, на ней столик. Чтобы его сделать, заказал паллеты в „Спецтрансе“ и разобрал их. Они из березы, новые, недорогие. Доски ровные, как по линеечке, обалденного качества. Я был так удивлен», — делится секретами Владимир.
Неизвестно, появился        ли        бы уникальный арт-объект на        заборе в        Добром, если        бы у        керамиста Елизаветы Комаровой не        было дома с        собственной мастерской. Рассказываем про грандиозную реконструкцию семейного гнездышка на        перекрестке Погодина и        Восточной, где все сделано своими руками. А        главное        — с        любовью. Ну        и, разумеется, показываем, как из        заурядной сельской избы с        комнатами-клетушками владимирцы создали дом мечты с        совершенно неповторимым обликом.

Там же ребята заказали щепу, чтобы выложить ею дорожки на огороде и оборудовать комфортный подход к помещению с печкой. Двор, покрытый долговечной плиткой, пока еще в планах.

Хотя семья Комаровых и живет в частном доме с приусадебным участком, все-таки это городское жилье. Гигантских урожаев с нескольких грядок не соберешь. Для этого есть угодья в деревне. Но вот заняться сельскохозяйственными экспериментами или домашним цветоводством в свободные часы вполне можно.

Неизвестно, появился        ли        бы уникальный арт-объект на        заборе в        Добром, если        бы у        керамиста Елизаветы Комаровой не        было дома с        собственной мастерской. Рассказываем про грандиозную реконструкцию семейного гнездышка на        перекрестке Погодина и        Восточной, где все сделано своими руками. А        главное        — с        любовью. Ну        и, разумеется, показываем, как из        заурядной сельской избы с        комнатами-клетушками владимирцы создали дом мечты с        совершенно неповторимым обликом.
«У дома участок чисто экспериментальный. Я пробую что-то сажать, наблюдаю, как оно растет. А еще испытываю методы компостирования. То, чем хвалюсь, — превращение таким способом абсолютной глины в чернозем. Лиза подарила мне курс по почвоведению, я его просмотрел. Пищевые отходы, очистки, бумага становятся удобрением. Все, что можно, должно возвращаться обратно в землю», — рассказывает Владимир.

Слушая эти рассказы, трудно удержаться от ехидного вопроса: «Может, ты еще и крестиком вышиваешь?» Представьте, вышивает — очень необычные картины. Кроме того, делает интересные интерьерные композиции, осваивает игру на пианино и печет восхитительные блины по секретному рецепту.

Неизвестно, появился        ли        бы уникальный арт-объект на        заборе в        Добром, если        бы у        керамиста Елизаветы Комаровой не        было дома с        собственной мастерской. Рассказываем про грандиозную реконструкцию семейного гнездышка на        перекрестке Погодина и        Восточной, где все сделано своими руками. А        главное        — с        любовью. Ну        и, разумеется, показываем, как из        заурядной сельской избы с        комнатами-клетушками владимирцы создали дом мечты с        совершенно неповторимым обликом.
Неизвестно, появился        ли        бы уникальный арт-объект на        заборе в        Добром, если        бы у        керамиста Елизаветы Комаровой не        было дома с        собственной мастерской. Рассказываем про грандиозную реконструкцию семейного гнездышка на        перекрестке Погодина и        Восточной, где все сделано своими руками. А        главное        — с        любовью. Ну        и, разумеется, показываем, как из        заурядной сельской избы с        комнатами-клетушками владимирцы создали дом мечты с        совершенно неповторимым обликом.
Неизвестно, появился        ли        бы уникальный арт-объект на        заборе в        Добром, если        бы у        керамиста Елизаветы Комаровой не        было дома с        собственной мастерской. Рассказываем про грандиозную реконструкцию семейного гнездышка на        перекрестке Погодина и        Восточной, где все сделано своими руками. А        главное        — с        любовью. Ну        и, разумеется, показываем, как из        заурядной сельской избы с        комнатами-клетушками владимирцы создали дом мечты с        совершенно неповторимым обликом.
Неизвестно, появился        ли        бы уникальный арт-объект на        заборе в        Добром, если        бы у        керамиста Елизаветы Комаровой не        было дома с        собственной мастерской. Рассказываем про грандиозную реконструкцию семейного гнездышка на        перекрестке Погодина и        Восточной, где все сделано своими руками. А        главное        — с        любовью. Ну        и, разумеется, показываем, как из        заурядной сельской избы с        комнатами-клетушками владимирцы создали дом мечты с        совершенно неповторимым обликом.

Ребята признаются, что работы в доме и во дворе еще непочатый край. Как и прежде, они рассчитывают на свои силы. Но стоит ли оно того? И хотя Владимир со смехом отвечает, что ремонт — это больно, домом своим он явно гордится.

«Наш дом — это уют, место, где комфортно и красиво, где хочется жить», — подытоживает нашу беседу Лиза.

К тому же ребятам нравится, что у их гнездышка есть своя история — из множества страниц с самым разным содержанием.

«У бабушки всегда было людно и шумно. А еще у жителей улицы было принято устраивать совместные ужины — и в праздники, и просто так. Они выставляли столы на траве, каждая семья приносила что-то свое, они беседовали, смеялись. Такими были дружными», — вспоминает Лиза. И кто знает, может, именно Комаровы вернут к жизни добрые традиции этого уголка Доброго.
Неизвестно, появился        ли        бы уникальный арт-объект на        заборе в        Добром, если        бы у        керамиста Елизаветы Комаровой не        было дома с        собственной мастерской. Рассказываем про грандиозную реконструкцию семейного гнездышка на        перекрестке Погодина и        Восточной, где все сделано своими руками. А        главное        — с        любовью. Ну        и, разумеется, показываем, как из        заурядной сельской избы с        комнатами-клетушками владимирцы создали дом мечты с        совершенно неповторимым обликом.
ВАЖНО!У нашего интернет-журнала появился свой телеграм-канал. Обязательно подписывайтесь на него и следите за новостями от «Ключ-Медиа» в популярном мессенджере.

Владимирский инженер создал шагающего робота, который умеет подниматься по лестнице
Владимирский инженер создал шагающего робота, который умеет подниматься по лестнице Истории
«Полевая кухня» с налетом кантри от «Рекорд Оркестра». Пять новых треков уходящего мая
«Полевая кухня» с налетом кантри от «Рекорд Оркестра». Пять новых треков уходящего мая От фольклора до хардкора
Подними глаза! Необычные крыши Владимира с фигурными ловцами ветра и другими украшениями
Подними глаза! Необычные крыши Владимира с фигурными ловцами ветра и другими украшениями Владимир в деталях
С «крыльями», проектором и массажем: футуристический электрокроссовер из Китая бизнесвумен Маргариты Скарлетт
С «крыльями», проектором и массажем: футуристический электрокроссовер из Китая бизнесвумен Маргариты Скарлетт Истории
Николай Валуев катался в Суздале на гигантском сапборде, а Агата Муцениеце — на мини-боте
Николай Валуев катался в Суздале на гигантском сапборде, а Агата Муцениеце — на мини-боте События
Признание и успех: во Владимире наградили победителей конкурса «Предприниматель года»
Признание и успех: во Владимире наградили победителей конкурса «Предприниматель года» События
Площадь Ленина и микрорайон Юрьевец частично закроют для транспорта
Площадь Ленина и микрорайон Юрьевец частично закроют для транспорта События
От жары до полярного вторжения. Чем будет удивлять лето 2024-го?
От жары до полярного вторжения. Чем будет удивлять лето 2024-го? События
Грибоедов и красная милиция в усадьбе Петровских на улице Девической
Грибоедов и красная милиция в усадьбе Петровских на улице Девической Владимир в деталях
Лапакюр, спа, креативный груминг: где во Владимире найти все бьюти-услуги для животных?
Лапакюр, спа, креативный груминг: где во Владимире найти все бьюти-услуги для животных? Новое место
Владимирская спортсменка готовится к дебютному бою в американской лиге
Владимирская спортсменка готовится к дебютному бою в американской лиге События
Афиша событий во Владимире последних весенних будней и первых летних выходных
Афиша событий во Владимире последних весенних будней и первых летних выходных Афиша
Главный отечественный герой комиксов — Майор Гром — вновь готов сыграть в опасную игру
Главный отечественный герой комиксов — Майор Гром — вновь готов сыграть в опасную игру Афиша
Лабораторные мыши Пинки и Брейн захватили ТЭЦ-1: новый стрит-арт от Мишкина
Лабораторные мыши Пинки и Брейн захватили ТЭЦ-1: новый стрит-арт от Мишкина События
Продано! «РусьКино» обрел нового владельца, а кафе в центре и гостевой дом у парка еще в поисках
Продано! «РусьКино» обрел нового владельца, а кафе в центре и гостевой дом у парка еще в поисках События
Во Владимире приводят в порядок два общественных пространства. На очереди еще одно — в Добром
Во Владимире приводят в порядок два общественных пространства. На очереди еще одно — в Добром События
Тренды да ритуалы. Каким образом использовали платки во Владимирской губернии
Тренды да ритуалы. Каким образом использовали платки во Владимирской губернии Тесты
Четырехполосное движение по дороге из Владимира в Суздаль планируют запустить в августе
Четырехполосное движение по дороге из Владимира в Суздаль планируют запустить в августе События
Владимирские фотографы о плавании среди льдин за полярным кругом и других чудесах Севера
Владимирские фотографы о плавании среди льдин за полярным кругом и других чудесах Севера Везде свои
Всемогущий DEKA MOVEO! Во Владимире представили инновационный аппарат для лазерной эпиляции
Всемогущий DEKA MOVEO! Во Владимире представили инновационный аппарат для лазерной эпиляции События