Режиссерский дебют: Две актрисы сами поставили поэтический спектакль

20 Февраля 2019, 12:50
Истории

В любом творчестве так бывает, что несерьезная, казалось бы, вещь, почти экспромт, иногда коммерческий проект, на который автор не делает ставку, становится шедевром, бессмертной классикой.

О бессмертии и бронзовых бюстах молодые актрисы Владимирского академического театра драмы, о которых пойдет речь сегодня, вовсе не думают. Но и к тому, что их совместная работа, подготовленная к прошлогодней Ночи в театре, войдет в репертуар, а в этом сезоне имеет все шансы отправиться на всероссийские конкурсы, готовы не были.

А вот спектакль «Руки, которые не нужны. Роман ее души», как оказалось, был готов настолько, что после первого же показа на «ночной» малой сцене директор театра Борис Гунин назначил дату премьеры. Ценители и знатоки творчества Марины Цветаевой уже по названию могут предположить, что это имеет отношение к ее поэзии.

«Руки, которые не нужны

Милому, служат — Миру.

Горестным званьем Мирской Жены

Нас увенчала Лира».

Эти строки звучат со сцены. Но основную канву спектакля составили произведения Цветаевой, причисленные к вершине ее творчества, названные самой пронзительной любовной лирикой XX столетия: «Поэма Горы» и «Поэма конца». Как и «Руки…», они написаны поэтом за те три месяца 1923 года, которые перевернули жизни нескольких человек, вызвали массу разговоров. И до наших дней сохраняют неразгаданные секреты и непознанную магию.

ЭТО ИНТЕРЕСНО! В это время Цветаева написала 90 стихотворений. И «музой», если так можно назвать мужчину, стал Константин Родзевич. Приятель мужа, которого считали и романтиком интернационализма, и советским шпионом, в шутку называли Казановой, но отмечали его обаяние. Жена же – ведь он потом тривиально женился – после развода отзывалась о нем так: «Полное ничтожество, очаровательная свинья».

Но это в поэтическом спектакле на малой сцене владимирской драмы он Арлекин.

«Так я вас окликаю. Первый Арлекин за жизнь, в которой не счесть - Пьеро! Я в первый раз люблю счастливого, и, может быть, в первый раз ищу счастья, а не потери, хочу взять, а не дать, быть, а не пропасть», - на небольшом пространстве, затянутом черной драпировкой, на пустынной сцене – только грубо сколоченная лестница - то ли строительные леса, то ли эшафот – Анна Лузгина кажется совсем маленькой и одинокой.
Две владимирские актрисы сами поставили поэтический спектакль-диптих. Для своего дебюта они выбрали поэмы и письма Цветаевой

В полумраке видится, что силуэт актрисы раздваивается. Не мерещится, это вторая исполнительница – Ариадна Брунер, появляется из тьмы, чтобы зажечь лампу и дать сигнал, что увертюра закончена и действие начинается.

Две владимирские актрисы сами поставили поэтический спектакль-диптих. Для своего дебюта они выбрали поэмы и письма Цветаевой

Перед началом спектакля зрители (как ни удивительно, но на поэтическую постановку собирается полный зал) гадают: кто из актрис Цветаева.

Ариадна и Анна почти в унисон отвечают: никто. И уверяют, что не играют именно Цветаеву, а говорят о ее душе и любви.

Прежде чем «раздвоить» гениального поэта, девушки должны были соединиться, совпасть. Это произошло сразу, как только Ариадна, окончив учебу, поступила в наш театр. Оказалось, что, как и Анна, она любит поэзию и всегда с радостью читает хорошие стихи. В институте уже работала над «Поэмой конца». А Анна давно мечтала почитать «Поэму Горы» на подходящей площадке. Так родилась идея поэтического дуэта.

Две владимирские актрисы сами поставили поэтический спектакль-диптих. Для своего дебюта они выбрали поэмы и письма Цветаевой

Работая над композицией, актрисы взялись не только за режиссуру, хореографию, сценографию, музыкальное оформление своего проекта. Драматургию они тоже создавали сами.

«Нам не хотелось, чтобы это было похоже на урок литературы в школе. «Роман ее души» - это жанр нашего спектакля, - рассказывает Анна Лузгина. - И это не только две поэмы, но и письма Марины Ивановны, которые чудом сохранились».
СПРАВКА: Константин Родзевич жил долго, и в 1960 году попросил перевезти письма Цветаевой, адресованные ему, в СССР и отдать дочери поэта. Отдал первому встречному. Но письма доставили в Тарусу Але, Ариадне Эфрон. Ариадна Брунер гордится тем, что она тезка дочери Цветаевой. Только ее дома зовут Адой. А письма и большую часть архива Ариадна Эфрон засекретила до 2000 года. Вот почему в новом веке так много появилось книг и фильмов о гениальной Цветаевой. И так много сплетен вокруг романа.

Читая любовные письма Марины, молодые актрисы поняли, какую глобальную задачу поставили перед собой. Спектакли без действия, без коллизии и интриги в наше время играют не многие.

«Это же не комедия, где зритель как бы вовлечен в действие, участвует своим смехом, - рассуждает Ариадна. – Поэтический спектакль, чтение стихов со сцены – тут совсем другое. Тем не менее, мы уже четыре раза играли «Руки, которые не нужны». И всегда в зале удивительная тишина, ни звука. А еще нас радует, что на постановку приходят мужчины. Вроде бы, это женская поэзия, женские чувства, но им интересно».
Две владимирские актрисы сами поставили поэтический спектакль-диптих. Для своего дебюта они выбрали поэмы и письма Цветаевой
Две владимирские актрисы сами поставили поэтический спектакль-диптих. Для своего дебюта они выбрали поэмы и письма Цветаевой

И действительно. В зале сидела компания вполне зрелых мужчин, один из них рассказывал товарищам то, что знал о Родзевиче.

Лузгина и Брунер не расписывали поэтический материал по ролям. У них нет диалога – только монологи. Партнерша при этом не уходит за кулисы, не прячется за реквизит. Это похоже на экран, разделенный надвое, где исполнители словно бы живут сразу в нескольких мизансценах.

Если быть точным, в каждой сцене есть третий. Он, Герой. Его сложно не заметить. «Мой Арлекин, мой Авантюрист, моя Ночь, мое счастье, моя страсть», - словами Цветаевой. Это пиджак. Накинутый на перила стремянки, он вырастает до размеров Горы вровень с душой поэта. Брошенный на пол, в пыль, тлен, мел – он мал. Сам про себя знал, что не дотягивает. Говорил всегда, что Марина его выдумала. А мел – тоже часть действа.

Две владимирские актрисы сами поставили поэтический спектакль-диптих. Для своего дебюта они выбрали поэмы и письма Цветаевой
Две владимирские актрисы сами поставили поэтический спектакль-диптих. Для своего дебюта они выбрали поэмы и письма Цветаевой

«Белым пробелом - Весь. (Душа, в ранах сплошных, Рана - сплошь.) Частности мелом отмечать - дело портных». Мелом героиня рисует все, что не сказала, создает новую эстетику пространства, повороты сюжета.

«Второй актрисе надо что-то делать, пока одна читает свой текст, - Ариадна объясняет, как возникли задумки, которыми все еще дополняется постановка. - Раз поэт – писать. Но листы будут шуршать, мешать восприятию. Ручкой - не видно, что напишешь. Решили – мел. Вот и у Ани в тексте мел упоминается. Правда, нас теперь ругают – весь реквизит, все костюмы в белом».
Две владимирские актрисы сами поставили поэтический спектакль-диптих. Для своего дебюта они выбрали поэмы и письма Цветаевой
Две владимирские актрисы сами поставили поэтический спектакль-диптих. Для своего дебюта они выбрали поэмы и письма Цветаевой

Актрисы-многостаночницы не только рисуют на сцене, но и танцуют.

Ариадна Брунер вспоминает:

«Очень сложно было подобрать музыку. Мы прослушали очень много материала. Он должен был совпадать с нами обеими, со стихами, с акустикой зала. И когда нашли песни замечательного автора Елены Фроловой, поняли, что это именно те мелодии, которые нужны».

Хореография в спектакле тоже авторская. Движения в эстетике арлекинов и коломбин, героев комедии дель арте. Нервная, изощренная, рефлексирующая пластика, как воспоминание о Серебряном веке.

«Пластика своя, свет свой – это наш первый подобный опыт, - делится Ариадна. – Конечно, нам было сложно. Надо отработать все с теми, кто на звуке, кто на свете. Не все наши задумки удалось реализовать. Хотели, чтоб лампочка, которую я зажигаю, когда выхожу, горела то ярче, то тусклее в разных мизансценах. Была продолжением меняющихся эмоций героини. Лестницу, на которой завязано все действие, приходится постоянно укреплять, чтобы не шаталась. Но это полностью наш с Аней проект. Многие удивляются, что режиссер на этом спектакле с нами не работал. Ищут чье-то влияние».
Две владимирские актрисы сами поставили поэтический спектакль-диптих. Для своего дебюта они выбрали поэмы и письма Цветаевой

Нередко актеры пускаются в режиссуру во время творческих простоев. Но Лузгина и Брунер – почти в каждой афише, в самых ярких постановках. Их приглашают на фестивали, номинируют на премии. Зачем же молодым примам понадобилось искать платья курсисток-бестужевок и старые чемоданы, перечитывать кучу книг о цветаевской эпохе? В конце концов, идти на риск - ведь до той самой Ночи в театре девушки никому свой проект не демонстрировали. И оценки на репетициях выставляли друг другу.

«Мы очень хотели сделать этот спектакль, - Анна Лузгина вне сцены такая же «распахнутая», непритворная. - Не часто удается просто почитать то, что тебе на самом деле близко. Есть же актеры, которые стихи декламируют только во время учебы. Но когда мы погрузились в это, стали читать письма, для нас главным стало донести эту поэзию до зрителя. Эти чувства, этот трагизм. Не все знают Цветаеву такой. Это необычайно глубокий материал. На самом деле роман души. Его нельзя играть фальшиво. Вот это очень тяжело».
Две владимирские актрисы сами поставили поэтический спектакль-диптих. Для своего дебюта они выбрали поэмы и письма Цветаевой

Так кто же - кто в этом дуэте? Для себя актрисы решили, что Анна – счастливая и влюбленная героиня в начале романа, а Ариадна это: «Все врозь у нас: рты и жизни. Просила ж тебя: не сглазь! В тот час, в сокровенный, ближний…»

Они разные и тембром, и статью. У их ролей разная пластика, даже звуки в стихотворных строфах звучат иначе. Но иногда кажется, что это один облик, раздвоенный зеркалом или не сфокусированным фотоизображением на старой пластине.

Как можно играть, исполняя стихи? Руку поднял – руку опустил? Удариться в инсценирование, в пантомиму не давал материал, сама тень великой Цветаевой. Коллеги предлагали поставить на сцене два стула и – как принято: ты куплет, я другой. Анна и Ариадна от этого сразу отказались. Нужно было как-то обжить пространство пустой сцены, чтобы при этом громаде цветаевского текста не было тесно. У Ани возникла мысль – сделать лестницу, грубую и реальную. Это и Гора, и Голгофа и пик напряжения. Это Герой, реальный и земной, до того, как ему приделала крылья влюбленная Цветаева.

Две владимирские актрисы сами поставили поэтический спектакль-диптих. Для своего дебюта они выбрали поэмы и письма Цветаевой

А еще чемоданы. Вся жизнь Цветаевой – чемоданы со стихами, ее вериги и спасательный круг. Напоминание о поездах и расставаниях, которыми был полон этот роман, обреченный еще до его начала.

Две владимирские актрисы сами поставили поэтический спектакль-диптих. Для своего дебюта они выбрали поэмы и письма Цветаевой

Пересказывать театральную постановку – бездарное занятие, пересказ содержания стихов – хуже плохого анекдота. Лучше сказать, что коллеги Анна и Ариадны честно признают, что работу девушки проделали огромную. И ходят на их спектакль.

КСТАТИ:Относясь к своему детищу очень ревностно, его авторы к советам прислушиваются, но что-то ломать категорически не согласны. И похоже, их совместное творчество вызывает интерес у профессионалов. Театровед, исследователь, заместитель художественного руководителя Малого театра Валерий Подгородинский по-доброму отозвался о постановочном дебюте актрис. Драматург Нина Мазур, вице-президент мононаправления Всемирного института театра при ЮНЕСКО и член жюри фестиваля фестивалей «У Золотых ворот» увидела в этом проекте хороший фестивальный потенциал, заверив, что мелодия, темп и ритм цветаевской поэзии интересны европейскому зрителю.

Однако вся эта история пришедшему на спектакль не так важна. А вот настоящие слезы Анны и Ариадны, тот нервный трепет, что заставляет голос звенеть, - это захватывает. И когда внезапно приходит финал, многие украдкой вытирают глаза. Сходите, проверьте.

Две владимирские актрисы сами поставили поэтический спектакль-диптих. Для своего дебюта они выбрали поэмы и письма Цветаевой
Заезд в купальниках, рок-фестиваль, «Невеста напрокат». Сюрпризы этих выходных!
Заезд в купальниках, рок-фестиваль, «Невеста напрокат». Сюрпризы этих выходных! События
Наша на шоу “Песни”. О едких шутках от Павла Воли и закулисье проекта
Наша на шоу “Песни”. О едких шутках от Павла Воли и закулисье проекта Истории
Владимирцы победили в кулинарном чемпионате Chef a la Russe и встретили Константина Ивлева
Владимирцы победили в кулинарном чемпионате Chef a la Russe и встретили Константина Ивлева События
МегаФон стал стратегическим партнером российского футбола
МегаФон стал стратегическим партнером российского футбола Партнерский материал
Образы светской львицы. Ищем во Владимире наряды, как у Елены Перминовой
Образы светской львицы. Ищем во Владимире наряды, как у Елены Перминовой Истории
Призы как в Кембридже, или Новая жизнь открыток, которым более 100 лет
Призы как в Кембридже, или Новая жизнь открыток, которым более 100 лет События
Босиком по Индии и на лыжах по Уралу. Наши путешественники в поисках себя
Босиком по Индии и на лыжах по Уралу. Наши путешественники в поисках себя Истории
Экстаз нумизмата и фальшивые купюры на выставке ретро-денег во Владимире
Экстаз нумизмата и фальшивые купюры на выставке ретро-денег во Владимире События
«Малышки на миллионы»: Топ-10 самых дорогих подержанных авто во Владимире
«Малышки на миллионы»: Топ-10 самых дорогих подержанных авто во Владимире Истории
Венецианский взгляд. Коллекция уникальных масок владимирской художницы
Венецианский взгляд. Коллекция уникальных масок владимирской художницы Истории
Присоединяйтесь к путешествию в Японию
Присоединяйтесь к путешествию в Японию Другое
В поисках улицы Всполье. Изучаем архивные карты и фото
В поисках улицы Всполье. Изучаем архивные карты и фото Спецпроекты
Первый мюзикл Владимирдрамы сняли из репертуара под мелодии «Битлз»
Первый мюзикл Владимирдрамы сняли из репертуара под мелодии «Битлз» Истории
6 полезных лайфхаков для съёмки на телефон
6 полезных лайфхаков для съёмки на телефон Партнерский материал
Уход во фриланс. Владимирский smm-специалист о плюсах и минусах «удалёнки»
Уход во фриланс. Владимирский smm-специалист о плюсах и минусах «удалёнки» Истории
Свод правил для достижения идеального тела от профессиональной фитнес-бикинистки
Свод правил для достижения идеального тела от профессиональной фитнес-бикинистки Истории
Выбор сделан: Марафет наведут двум городским скверам
Выбор сделан: Марафет наведут двум городским скверам События
“Ключ на спорт” с Анастасией Шишкиной
“Ключ на спорт” с Анастасией Шишкиной Идеальное тело
Пора звать Брюса Уиллиса? Мнение владимирских экспертов о приближении астероида
Пора звать Брюса Уиллиса? Мнение владимирских экспертов о приближении астероида События