18+

Роман писательницы и феминистки Оксаны Васякиной — о прощении, женском теле или России?

27 Октября 2021, 17:05
Истории

В минувшие выходные во Владимире прошел первый книжный фестиваль «Китоврас». Его гостями стали российские писатели, критики, издатели, просветители и культурологи. В том числе, на этот ивент с презентацией своей новой книги «Рана» приезжала и Оксана Васякина — поэтесса, феминистка, лауреатка первой степени премии «Лицей». Журналистка «Ключ-Медиа» тоже посетила мероприятие и поговорила с писательницей о «Ране» и включенных в нее смыслах.

О КНИГЕ:роман «Рана» вышел в этом году. Он о том, как молодая поэтесса везет прах матери из Волгоградской области в Сибирь, чтобы похоронить его на родине рядом с бабушкой и теткой. Из Волгограда в Москву, из Москвы в Новосибирск и Иркутск на самолетах и затем — четырнадцать часов на автобусе через тайгу в маленький тупиковый город Усть-Илимск. Тщательно документируя ритуал прощания, осложненный бюрократической волокитой, героиня совершает путь к постижению сексуальности, женственности и смерти, а также новому способу описания этого опыта.
В минувшие выходные во Владимире прошел первый книжный фестиваль «Китоврас». Его гостями стали российские писатели, критики, издатели, просветители и культурологи. В том числе, с презентацией книги «Рана» приезжала и Оксана Васякина — поэтесса, эссеистка, лауреатка первой степени премии «Лицей». «Ключ-Медиа» тоже посетил мероприятие и поговорил с писательницей о «Ране» и включенных в нее смыслах.
В минувшие выходные во Владимире прошел первый книжный фестиваль «Китоврас». Его гостями стали российские писатели, критики, издатели, просветители и культурологи. В том числе, с презентацией книги «Рана» приезжала и Оксана Васякина — поэтесса, эссеистка, лауреатка первой степени премии «Лицей». «Ключ-Медиа» тоже посетил мероприятие и поговорил с писательницей о «Ране» и включенных в нее смыслах.

— Жанр «Раны» — роман. Как бы ты описала его особенности?

— Книга устроена не по хрестоматийно-романным правилам. Роман подразумевает наличие системы героев, конфликт в основе, который бурно развивается и приводит к некоторому «освобождению». «Рана» же написана от первого лица, поэтому может возникнуть ощущение, что это моя исповедь. Для подобной автобиографической прозы есть современное название — автофикшн-роман.

При создании автобиографического повествования автор производит тщательный отбор материала, разделяя детали художественные и реальные. Он и его герой — это два отдельных субъекта. Соблюдать границу между собой реальным и сконструированным в тексте сложно, но «Рана» — книга про маленький кусочек меня, а не я сама. В ней я произвела выбор, какие истории рассказывать, а какие — нет.

В романе героиня без конца меняет способы передвижения, преодолевая тысячи километров. По мере того, как поэтесса совершает свой путь, она начинает себя осознавать. Кто-то скажет, что роман — о прощении, кто-то — о женском теле, а другой — о России. Это книга о многих вещах, которые меня волнуют.

В минувшие выходные во Владимире прошел первый книжный фестиваль «Китоврас». Его гостями стали российские писатели, критики, издатели, просветители и культурологи. В том числе, с презентацией книги «Рана» приезжала и Оксана Васякина — поэтесса, эссеистка, лауреатка первой степени премии «Лицей». «Ключ-Медиа» тоже посетил мероприятие и поговорил с писательницей о «Ране» и включенных в нее смыслах.

— Чем это отличается от дневниковых заметок?

— Дневник — это моя личная тетрадка, полная аффектов, признаний, где я кого-то ненавижу или люблю. Это то, что никто никогда не прочитает. Когда пишешь дневник, разговариваешь либо сама с собой, либо с воображаемой собеседницей. А когда ты занимаешься письмом, то знаешь, что тебя будут читать много тысяч глаз. Этим и отличается личная текстовая терапия от креативного письма: автор всегда решает задачу. Как говорил Бодлер, вы можете писать сколько угодно о себе, но это должно быть интересно читать.

Художественная литература — это манипулятивное, подобно монтажу, письмо. Но в «Ране» много и реальных деталей из моей жизни. Например, в текст я поместила сообщение, которое просто скопипастила из рассылки друзьям моей мамы. Я тогда составила общее приглашение на поминки и отправляла его в личные диалоги. В этом месседже я указала свой личный номер для связи. На тот момент у меня вообще не возникло мысли, что кто-то начнет его реально «пробивать». Но мне действительно стали приходить сообщения и звонки на телефон. Люди думали, что они продолжают общаться с героиней книги. Так происходит полный слом «четвертой стены», когда читатель не различает, где литература, а где — жизнь. Я же создаю в тексте иллюзию искренности дневника.

В минувшие выходные во Владимире прошел первый книжный фестиваль «Китоврас». Его гостями стали российские писатели, критики, издатели, просветители и культурологи. В том числе, с презентацией книги «Рана» приезжала и Оксана Васякина — поэтесса, эссеистка, лауреатка первой степени премии «Лицей». «Ключ-Медиа» тоже посетил мероприятие и поговорил с писательницей о «Ране» и включенных в нее смыслах.
В минувшие выходные во Владимире прошел первый книжный фестиваль «Китоврас». Его гостями стали российские писатели, критики, издатели, просветители и культурологи. В том числе, с презентацией книги «Рана» приезжала и Оксана Васякина — поэтесса, эссеистка, лауреатка первой степени премии «Лицей». «Ключ-Медиа» тоже посетил мероприятие и поговорил с писательницей о «Ране» и включенных в нее смыслах.

— Что сподвигло тебя написать эту книгу?

— В детстве я ездила каждые выходные к бабушке. Она была обыкновенной бабушкой, которая готовила еду, гадала кроссворды, смотрела телевизор, делая пометки в газетной программе. На тот момент я, школьницей, читала Пушкина, Лермонтова, Мандельштама и задавалась вопросом: «Если литература про всех, то почему в ней нет моей бабушки? Или мамы, женщины-заводчанки со сложной судьбой?». Уже тогда, наверное, мне захотелось поселить их в тексте.

В романе есть две главные линии: сюжетная задача для героини — перевезти «груз» из точки А в точку Б, и эмоциональное противостояние дочери и матери, которое в конце разрешается. Вообще, этот конфликт оказался важной частью моей реальности, и, оказалось, не только для меня. Кажется, «Рану» действительно интересно читать. Я получала сообщения от людей, что они прочитывали книгу за один присест, не отрываясь.

В минувшие выходные во Владимире прошел первый книжный фестиваль «Китоврас». Его гостями стали российские писатели, критики, издатели, просветители и культурологи. В том числе, с презентацией книги «Рана» приезжала и Оксана Васякина — поэтесса, эссеистка, лауреатка первой степени премии «Лицей». «Ключ-Медиа» тоже посетил мероприятие и поговорил с писательницей о «Ране» и включенных в нее смыслах.
В минувшие выходные во Владимире прошел первый книжный фестиваль «Китоврас». Его гостями стали российские писатели, критики, издатели, просветители и культурологи. В том числе, с презентацией книги «Рана» приезжала и Оксана Васякина — поэтесса, эссеистка, лауреатка первой степени премии «Лицей». «Ключ-Медиа» тоже посетил мероприятие и поговорил с писательницей о «Ране» и включенных в нее смыслах.

— Какие мнения ты получила от читателей?

— Меня радует любая «обратная связь». Это значит, что книгу читают. Например, одна девушка сказала, что своей книгой я как будто сняла с нее порчу. А другая женщина выбросила «Рану» в помойку после прочтения. Видимо, между ними случилось сильное напряжение. И так тоже можно. Это о том, что мы не можем сполна представить, насколько влияем на окружающих. Уже сейчас, получив обильную «обратную связь», я поняла, что сделала что-то важное. Сегодня книга находится в «допечатке», сейчас ее переводят на английский язык.

— А была ли конструктивная критика?

— Мне говорили, мол, как можно критиковать твое произведение, ведь оно про личное и боль? А я отвечаю: я — не моя книга, критикуйте так, как считаете нужным.

Некоторые рецензенты сравнивают меня с западными писательницами. Видимо, если я опираюсь на теорию Сьюзен Зонтаг, пишу эссе, то я как Оливия Лэнг. А я — кровь и плоть из русской литературы. Я люблю 20 век отечественного письма, «Записки» Лидии Гинзбург, вообще, всё, что связано с мемуарами прошлого столетия. Вот одна из рецензенток сделала филологический анализ «Раны», где нашла переклички с текстами Пушкина и Ахматовой. За это я очень ей благодарна. Да, меня, наконец, поняли: я ведь патриотка.

Кто-то из критиков оставлял мнение, что в этой книге есть заметки и стихи, потому что редактор не успел их вычистить. Для меня странно, что человек, будучи профессиональным литератором, удивляется такому тексту. Также странно ожидать, что современная литература — не гладкий слепок, ведь мы живем в разбитом мире сегодня. И так, кстати, уже делал Пастернак в своем романе «Доктор Живаго», или моя коллега Евгения Некрасова в «Калечине-Малечине», так что прием чередования прозаической и поэтической речей — это уже старый прием.

В минувшие выходные во Владимире прошел первый книжный фестиваль «Китоврас». Его гостями стали российские писатели, критики, издатели, просветители и культурологи. В том числе, с презентацией книги «Рана» приезжала и Оксана Васякина — поэтесса, эссеистка, лауреатка первой степени премии «Лицей». «Ключ-Медиа» тоже посетил мероприятие и поговорил с писательницей о «Ране» и включенных в нее смыслах.
В минувшие выходные во Владимире прошел первый книжный фестиваль «Китоврас». Его гостями стали российские писатели, критики, издатели, просветители и культурологи. В том числе, с презентацией книги «Рана» приезжала и Оксана Васякина — поэтесса, эссеистка, лауреатка первой степени премии «Лицей». «Ключ-Медиа» тоже посетил мероприятие и поговорил с писательницей о «Ране» и включенных в нее смыслах.

— Тогда с какой целью ты решила «разбавить» прозу поэзией?

— Моя героиня — поэтесса, поэтому я вставила в повествование ее стихи. Апогеем горя и центральным стержнем в «Ране» стала поэма «Ода смерти». В целом, нарратив «Раны» близок к структуре сказки. Героиня едет в путешествие за неким сокровищем, и это сокровище — язык. Так, в конце книги дочь впервые обращается к матери на «ты», будто бы глядя прямо в глаза. И сама речь преображается: из сухого, жесткого синтаксиса становится лиричным потоком, и это тоже благодаря включению в прозу стихов и эссе. Обретая язык, героиня находит себя и отпускает конфликт с матерью.

В минувшие выходные во Владимире прошел первый книжный фестиваль «Китоврас». Его гостями стали российские писатели, критики, издатели, просветители и культурологи. В том числе, с презентацией книги «Рана» приезжала и Оксана Васякина — поэтесса, эссеистка, лауреатка первой степени премии «Лицей». «Ключ-Медиа» тоже посетил мероприятие и поговорил с писательницей о «Ране» и включенных в нее смыслах.

— Как протекал процесс создания «Раны»?

— Книгу я начала писать, когда нас впервые посадили на карантин в марте 2020 года. Я писала «Рану» в однокомнатной квартире, заставленной предметами, сидя в кресле или в кухне за столом. Я не плакала и не страдала, мне ближе образ строительницы, которая из слов, как из кирпичей, строит здание. Это тихая работа. Однако, еще на старте я поймала себя на ощущении, что мне сложно писать. Когда работа над книгой застопорилась, я мучилась от бессонницы. Но в одну ночь, лежа в постели и думая о тексте, осознала, что единственный смысл продолжать писать — это мое желание. Я поняла, что если мне это необходимо, значит, этого достаточно, чтобы продолжить писать. Других мотиваций и опор у меня не было. После написания мы еще полгода трудились над книгой вместе с редактором «Нового Литературного Обозрения», где вышла «Рана». Редакция — долгий процесс, постоянно приходится перечитывать свою рукопись и пытаться посмотреть на нее со стороны. Был момент, когда я уже хотела удалить рукопись.

В минувшие выходные во Владимире прошел первый книжный фестиваль «Китоврас». Его гостями стали российские писатели, критики, издатели, просветители и культурологи. В том числе, с презентацией книги «Рана» приезжала и Оксана Васякина — поэтесса, эссеистка, лауреатка первой степени премии «Лицей». «Ключ-Медиа» тоже посетил мероприятие и поговорил с писательницей о «Ране» и включенных в нее смыслах.

— Что на этом пути тебе помогло закончить работу? Может быть, какое-то убеждение или чувство?

— В свое время меня сильно спасла психотерапия. Мне тогда было 24, я переживала очень жесткие события в жизни. Я долго работала в семейном подходе, потом в нарративном. Когда же писала «Рану», то ходила к феминистской психоаналитикессе. Она читала мою рукопись, и мы обсуждали много важных для меня вещей, которые нашли отражение в книге.

— Как ты считаешь, может ли книга изменить читателя?

— Я не уверена, что людей можно изменить литературой. Но принести облегчение хотя бы на 5 минут — вполне возможно.

В минувшие выходные во Владимире прошел первый книжный фестиваль «Китоврас». Его гостями стали российские писатели, критики, издатели, просветители и культурологи. В том числе, с презентацией книги «Рана» приезжала и Оксана Васякина — поэтесса, эссеистка, лауреатка первой степени премии «Лицей». «Ключ-Медиа» тоже посетил мероприятие и поговорил с писательницей о «Ране» и включенных в нее смыслах.
В минувшие выходные во Владимире прошел первый книжный фестиваль «Китоврас». Его гостями стали российские писатели, критики, издатели, просветители и культурологи. В том числе, с презентацией книги «Рана» приезжала и Оксана Васякина — поэтесса, эссеистка, лауреатка первой степени премии «Лицей». «Ключ-Медиа» тоже посетил мероприятие и поговорил с писательницей о «Ране» и включенных в нее смыслах.

— В языке психотерапии есть такое определение — «травма». Почему осмысляемый и проживаемый конфликт с матерью не был вынесен в название именно под этим словом?

— «Trauma» на латыни и означает «рана». Мне нравится, как на русском звучит слово «рана»: оно как будто еще живо, в нем много радости, когда еще можно что-то поправить.

Дед Мороз из Великого Устюга в декабре приедет в 33-й регион
Дед Мороз из Великого Устюга в декабре приедет в 33-й регион События
Хорошие девочки любят плохих парней! Во Владимире отгремел концерт скандальных секс-рокеров Neverlove
Хорошие девочки любят плохих парней! Во Владимире отгремел концерт скандальных секс-рокеров Neverlove От фольклора до хардкора
С юмором и по встречке: TikTok владимирского водителя скорой помощи
С юмором и по встречке: TikTok владимирского водителя скорой помощи Истории
Катки Владимира: где и почем можно встать на лед?
Катки Владимира: где и почем можно встать на лед? Истории
В лесу грибы, в саду – цветы. Осень во Владимире завершится аномальным теплом
В лесу грибы, в саду – цветы. Осень во Владимире завершится аномальным теплом События
Тряхнули хаером! Акустическое буйство группы Louna во Владимире
Тряхнули хаером! Акустическое буйство группы Louna во Владимире От фольклора до хардкора
Кучерявый далматинец: под Муромом родился уникальный жеребенок
Кучерявый далматинец: под Муромом родился уникальный жеребенок События
Актер из Гусь-Хрустального сыграл одну из главных ролей в фильме «Небо»
Актер из Гусь-Хрустального сыграл одну из главных ролей в фильме «Небо» События
Звезды недели с 29 ноября — «Рекорд Оркестр», Павел Прилучный и Niletto
Звезды недели с 29 ноября — «Рекорд Оркестр», Павел Прилучный и Niletto Афиша
Атрибуты запустения: «внутренности» владимирских заброшек на снимках фотографа-путешественника
Атрибуты запустения: «внутренности» владимирских заброшек на снимках фотографа-путешественника Сталк по заброшкам
Колхозный мачо. Продолжение. Как поживает москвич, ставший юрьев-польским фермером
Колхозный мачо. Продолжение. Как поживает москвич, ставший юрьев-польским фермером Истории
Диджейский сет, импровизация и пронзительные песни на концерте Mary Gu во Владимире
Диджейский сет, импровизация и пронзительные песни на концерте Mary Gu во Владимире От фольклора до хардкора
С новым сквером, но без реконструкции «Художки»: анонсы перемен в облике городов 33-го региона
С новым сквером, но без реконструкции «Художки»: анонсы перемен в облике городов 33-го региона События
Праздник к нам приходит! Владимирцы могут купить билет на поезд Деда Мороза
Праздник к нам приходит! Владимирцы могут купить билет на поезд Деда Мороза События
Энергетические аджарули для ударной работы «извилин» Алексея Захарова
Энергетические аджарули для ударной работы «извилин» Алексея Захарова Кулинарный ответ
Свидания по QR-коду, или Как COVID-19 повлиял на наши романтические отношения
Свидания по QR-коду, или Как COVID-19 повлиял на наши романтические отношения Истории
Личный опыт: как целый год есть десерты и похудеть при этом на 21 кг?
Личный опыт: как целый год есть десерты и похудеть при этом на 21 кг? Партнерский материал
Иллюзионы, музыкальные шоу и спектакли из чемодана в палитре новогодних детских представлений
Иллюзионы, музыкальные шоу и спектакли из чемодана в палитре новогодних детских представлений Афиша
«Обменялись респектами с Максом +100500», — драммер о выступлении на популярном Youtube-шоу
«Обменялись респектами с Максом +100500», — драммер о выступлении на популярном Youtube-шоу События
В центре устанавливают главную новогоднюю елку. Как еще украсят город?
В центре устанавливают главную новогоднюю елку. Как еще украсят город? События