18+

«Владимир — мой личный штат Мэн», — хоррор-писатель Александр Явь и его бытовые триллеры

9 сентября 2022, 12:25
Истории

Осень — время тёплого чая, шерстяного пледа и страшных историй. Заметьте, топовые хорроры выходят на экраны именно в это время, а полки с бестселлерами в книжных магазинах пестрят загадочными названиями. Мировая культура приучила нас щекотать себе нервы под шелест опавших листьев и гулкий звон шагов по мокрому тротуару. Не будем изменять привычкам. И если по политическим (или любым другим) причинам романы Стивена Кинга в руки брать не хочется, импортозамещаем их творчеством менее популярных, но достойных русских авторов.

Александр Явь — владимирский хоррор-писатель, вдохновляемый эстетикой 70-х, классикой зарубежных ужасов, а также бытовыми триллерами Владимира Сорокина и Михаила Елизарова. Его работы публикуются исключительно онлайн, но за несколько лет творчества обрасли преданной фанбазой. Некоторые произведения были озвучены — стали аудиокнигами, а некоторые дорабатываются прямо сейчас для того, чтобы войти в первый большой сборник страшных рассказов. Редактура его происходит при участии медсестры психдиспансера. Об этом и многом другом Александр рассказал в интервью для «Ключ-Медиа».

Александр Явь — владимирский хоррор-писатель, вдохновляемый эстетикой 70-х, классикой зарубежных ужасов, а также бытовыми триллерами Владимира Сорокина и Михаила Елизарова. Некоторые его произведения стали аудиокнигами, а некоторые дорабатываются прямо сейчас для того, чтобы войти в первый большой сборник страшных рассказов. К слову, редактура его происходит при участии медсестры психдиспансера.
ВАЖНО!Контент автора может содержать сцены 18+. Особо впечатлительным персонам, а также детям и беременным женщинам читать рассказы и повести не советуем.

— Давайте познакомимся. Расскажите о себе: откуда Вы, где учились, кем работаете?

— Звать меня Александром. Явь — это псевдоним, никакого отношения к языческой культуре не имеет. При выборе творческого имени я исходил из краткости и простоты. Родился и вырос тут, во Владимире. Первое образование никак не связано с литературой. Как и многие сверстники, учиться пошёл по наитию, туда, куда проще поступить, а именно на электрогазосварщика. В первый же год я понял, что работа эта мне неинтересна и едва ли пригодится в жизни. Тем не менее бросать учёбу было поздно, и скрипя зубами я получил ненужный диплом о среднем образовании. По окончании «неПТУаколледжа» судьба свела меня с людьми из праздничной и ИТ-сфер. С тех пор работаю там.

— Чем увлекаетесь?

— Увлечений много. Опять же часть из них связана с окололитературной деятельностью. Сейчас я активно осваиваю сценарное и режиссёрское дело, помогаю малоизвестным музыкантам с написанием текстов для песен. Интересна сталкерская тематика, и в целом urban exploration. Простыми словами, путешествие и изучение заброшенных пионерлагерей, бесхозных деревень и прочих объектов более развитой цивилизации. Есть мысль посвятить этой теме несколько эссе, благо материала накопилось достаточно.

— Писательство — это Ваше хобби? Как и почему Вас вообще потянуло писать?

— Да, писательство скорее хобби, но я стремлюсь превратить его в профессию. Зарабатывать на сочинительстве художественных текстов очень сложно, почти нереально. Однако я знаю не самых известных писателей, которые вышли на уровень, когда их труд приносит скромный доход.

Сочинять истории начал ещё со школы. Меня всегда прельщали байки у костра или рассказы старших ребят про условных призраков и ведьм. Плюс я рано начал читать зарубежный хоррор, а в кино тяготел к ужасам 70 — 90-х. Всё это в совокупности повлияло на пытливый ум и послужило толчком к писательству. Первые рассказы, написанные от руки в тетради, помню отлично. Смесь марвеловских супергероев и сюжетов из романов Кинга. Имена персонажей были Джон или Лизи, а действо происходило обязательно в американском пригороде. Мне казалось это серьёзной заявкой на успех. Помню реакцию старшего брата от прочитанного. Он потребовал продолжения. Его восторг ещё сильнее воодушевил меня и укрепил желание творить. Ранние вещи нигде не опубликованы и вряд ли будут, ибо на сегодняшний день могут показаться нетолерантными.

Александр Явь — владимирский хоррор-писатель, вдохновляемый эстетикой 70-х, классикой зарубежных ужасов, а также бытовыми триллерами Владимира Сорокина и Михаила Елизарова. Некоторые его произведения стали аудиокнигами, а некоторые дорабатываются прямо сейчас для того, чтобы войти в первый большой сборник страшных рассказов. К слову, редактура его происходит при участии медсестры психдиспансера.
Александр Явь — владимирский хоррор-писатель, вдохновляемый эстетикой 70-х, классикой зарубежных ужасов, а также бытовыми триллерами Владимира Сорокина и Михаила Елизарова. Некоторые его произведения стали аудиокнигами, а некоторые дорабатываются прямо сейчас для того, чтобы войти в первый большой сборник страшных рассказов. К слову, редактура его происходит при участии медсестры психдиспансера.

— Вы «широко известны в узких кругах». Что это за «круги» и как так получилось?

— Всерьёз, с ответственностью и самоцензурой, пишу лет семь. Изначально тексты закидывал в разные тематические паблики. Позже решил создать свое сообщество с единомышленниками. С недавних пор осваиваю другие писательские площадки наподобие «Автор. тудей». Я не занимаюсь целенаправленно рекламой, не вкладываю в неё деньги, поэтому читательская аудитория формируется медленно. За три года во «Вконтакте» собралось чуть более трёхсот человек. Да, мало, зато это живые люди, которые ждут и читают меня. Я не ищу читателя. Он находится сам, случайно натыкается в интернете на мои текстовые или озвученные рассказы. Или приходит по совету знакомого. И я благодарен каждому, кто уделил мне время и отозвался.

— О чём пишете?

— Костяк моего творчества — ужасы в широком смысле. Это и мистика, и злободневная социальщина, и даже тёмное фэнтези. В настоящий момент я крепко подсел на Елизарова, Сорокина, Паланика, поэтому преобладают бытовые ужасы, те, что могут произойти с каждым в повседневной жизни. Я не буду оригинальным, если скажу, что оборотнями, зомби и остальной нечистью уже никого не испугаешь. А вот налоговый инспектор или воинствующий вегетарианец — штука жуткая.
Александр Явь — владимирский хоррор-писатель, вдохновляемый эстетикой 70-х, классикой зарубежных ужасов, а также бытовыми триллерами Владимира Сорокина и Михаила Елизарова. Некоторые его произведения стали аудиокнигами, а некоторые дорабатываются прямо сейчас для того, чтобы войти в первый большой сборник страшных рассказов. К слову, редактура его происходит при участии медсестры психдиспансера.
Александр Явь — владимирский хоррор-писатель, вдохновляемый эстетикой 70-х, классикой зарубежных ужасов, а также бытовыми триллерами Владимира Сорокина и Михаила Елизарова. Некоторые его произведения стали аудиокнигами, а некоторые дорабатываются прямо сейчас для того, чтобы войти в первый большой сборник страшных рассказов. К слову, редактура его происходит при участии медсестры психдиспансера.
В свободном доступе есть десятка два рассказов. Наиболее ценные для меня и нашедшие положительный отклик — это «Зверинец», «Земля», «Штормовое предупреждение». В них обстоятельства ставят главного героя, простого человека, в непростую ситуацию, вынуждают переступить через себя, сделать моральный выбор.
Александр Явь — владимирский хоррор-писатель, вдохновляемый эстетикой 70-х, классикой зарубежных ужасов, а также бытовыми триллерами Владимира Сорокина и Михаила Елизарова. Некоторые его произведения стали аудиокнигами, а некоторые дорабатываются прямо сейчас для того, чтобы войти в первый большой сборник страшных рассказов. К слову, редактура его происходит при участии медсестры психдиспансера.
Александр Явь — владимирский хоррор-писатель, вдохновляемый эстетикой 70-х, классикой зарубежных ужасов, а также бытовыми триллерами Владимира Сорокина и Михаила Елизарова. Некоторые его произведения стали аудиокнигами, а некоторые дорабатываются прямо сейчас для того, чтобы войти в первый большой сборник страшных рассказов. К слову, редактура его происходит при участии медсестры психдиспансера.
Александр Явь — владимирский хоррор-писатель, вдохновляемый эстетикой 70-х, классикой зарубежных ужасов, а также бытовыми триллерами Владимира Сорокина и Михаила Елизарова. Некоторые его произведения стали аудиокнигами, а некоторые дорабатываются прямо сейчас для того, чтобы войти в первый большой сборник страшных рассказов. К слову, редактура его происходит при участии медсестры психдиспансера.
Александр Явь — владимирский хоррор-писатель, вдохновляемый эстетикой 70-х, классикой зарубежных ужасов, а также бытовыми триллерами Владимира Сорокина и Михаила Елизарова. Некоторые его произведения стали аудиокнигами, а некоторые дорабатываются прямо сейчас для того, чтобы войти в первый большой сборник страшных рассказов. К слову, редактура его происходит при участии медсестры психдиспансера.
Автор обложек Кирилл Широканов

— Кстати, аудиоверсия «Земли» уже есть. Будут ли другие работы в этом формате? И реально ли найти печатный вариант произведения?

— Да, всё верно, «Земля» существует в аудиоформате. И даже в нескольких вариантах. Озвучиваю не я — ребята, которые занимаются записью профессионально. Если раньше я отправлял рассказы на озвучку, то теперь звукари на меня выходят сами, просят писать только для их каналов. К слову, авторы многих каналов далеко не ноунеймы и имеют солидную фанбазу.

Касательно печатных изданий однозначного ответа нет. Раньше, как и все начинающие «гении», я считал, что у настоящего писателя обязательно должна быть на полке собственная бумажная книга. Престижно, мол, статусно. Сейчас же формат физносителя устарел. Если и издавать книгу в традиционном виде, то в качестве сувенира, подарка, как, например, виниловую пластинку. Я — автор сетевой, и меня вполне устраивает место обитания моих произведений. Интерес читателя — вот к чему нужно стремиться.


— И всё-таки планируете выпустить полноценную книгу? Что это будет?

— В ближайшей перспективе выпустить сборник рассказов. Навскидку 16 — 17 историй. Часть из них можно найти в сети, остальные, по условиям издательства, «засвечивать» нельзя. Предварительно, издательство согласилось рассмотреть сборник для публикации и продвижения. Если же я вдруг окажусь неформатом, то унывать не буду. Возьму и выложу на своих ресурсах за символическую плату.

Содержание сборника обещает быть жизненным и напряжённым. Я поставил себе задачу затронуть злободневные темы: гиперопека родителей; ранняя беременность и аборт; влияние на умы модных ныне культурных течений... Причём я не собираюсь записываться в моралисты. Каждый сходит с ума по-своему, и это нормально. Я лишь препарирую крайности и наблюдаю за персонажами в силу своих способностей. Не обойдётся и без лирических отступлений.

Александр Явь — владимирский хоррор-писатель, вдохновляемый эстетикой 70-х, классикой зарубежных ужасов, а также бытовыми триллерами Владимира Сорокина и Михаила Елизарова. Некоторые его произведения стали аудиокнигами, а некоторые дорабатываются прямо сейчас для того, чтобы войти в первый большой сборник страшных рассказов. К слову, редактура его происходит при участии медсестры психдиспансера.

— Будет ли новый сборник привязан к городу Владимиру?

— Мои немногочисленные читатели заметили, что некоторые сюжеты разворачиваются во Владимире и его окрестностях. Владимир — мой личный штат Мэн. С ним меня связывают крепкие узы. Было бы нечестно не затронуть малою родину в литературе.

Все рассказы почти написаны и находятся на этапе скрупулезной коррекции и редакции. А помогают мне в работе соратники из самых разных сфер: мастерица игрушек Нина Ренни, земляк музыкант Кирилл Широканов, медсестра психдиспансера, а также уважаемые читатели из дальних уголков планеты. Одни — советом, вторые — вдохновением, третьи — молитвой. Затем тексты отправятся на стол издательства. Полагаю, к концу года, независимо ни от чего, мой первенец появится на свет.

Александр Явь — владимирский хоррор-писатель, вдохновляемый эстетикой 70-х, классикой зарубежных ужасов, а также бытовыми триллерами Владимира Сорокина и Михаила Елизарова. Некоторые его произведения стали аудиокнигами, а некоторые дорабатываются прямо сейчас для того, чтобы войти в первый большой сборник страшных рассказов. К слову, редактура его происходит при участии медсестры психдиспансера.
ВАЖНО!У нашего интернет-журнала появился свой телеграм-канал. Обязательно подписывайтесь на него и следите за новостями от «Ключ-Медиа» в популярном мессенджере.
Владимирцев ждут «Женский стендап» и перформанс от резидентов главной комедийной площадки страны
Владимирцев ждут «Женский стендап» и перформанс от резидентов главной комедийной площадки страны Афиша
«Свободные отношения» или «Простые удовольствия»: чем порадуем себя в этот уикенд?
«Свободные отношения» или «Простые удовольствия»: чем порадуем себя в этот уикенд? Афиша
По следам дореволюционных фото: студенты выяснили, как изменился город за последние 100 лет
По следам дореволюционных фото: студенты выяснили, как изменился город за последние 100 лет События
Владимирцы устроили готический бал в заброшенном бомбоубежище
Владимирцы устроили готический бал в заброшенном бомбоубежище Сталк по заброшкам
Рейтинг самых красивых зданий, или Архитектурная битва городов 33-го региона
Рейтинг самых красивых зданий, или Архитектурная битва городов 33-го региона События
Бюджет в Москве, преподавание и IT — истории учеников, набравших MAXIMUM на ЕГЭ
Бюджет в Москве, преподавание и IT — истории учеников, набравших MAXIMUM на ЕГЭ Истории
Взбалмошная «училка», набравшая почти 25 миллионов просмотров! Интервью с блогером Славкой Чаплиным
Взбалмошная «училка», набравшая почти 25 миллионов просмотров! Интервью с блогером Славкой Чаплиным Истории
Илья Муромец и магический реализм. Тизер мини-сериала про легендарного богатыря
Илья Муромец и магический реализм. Тизер мини-сериала про легендарного богатыря События
В Суздале организуют аллею с русским духом и местным колоритом, а потом закатят праздник
В Суздале организуют аллею с русским духом и местным колоритом, а потом закатят праздник События
«Собрал “Копейку” за 20 дней»: 17-летний парень создает игрушечные модели настоящего транспорта
«Собрал “Копейку” за 20 дней»: 17-летний парень создает игрушечные модели настоящего транспорта Истории
Что не так с одобренным общественниками проектом реконструкции вокзала и при чем тут туалетная плитка
Что не так с одобренным общественниками проектом реконструкции вокзала и при чем тут туалетная плитка События
«Я всегда хотел снять именно лося»: житель Владимира о нюансах фотоохоты
«Я всегда хотел снять именно лося»: житель Владимира о нюансах фотоохоты Истории
Незабываемое времяпрепровождение в театральной гостиной экоотеля «Горячие ключи»
Незабываемое времяпрепровождение в театральной гостиной экоотеля «Горячие ключи» События
Гендальф, квиддич и Делориан. В каких локациях Владимира нейросеть спрятала киноотсылки?
Гендальф, квиддич и Делориан. В каких локациях Владимира нейросеть спрятала киноотсылки? Тесты
Проезд в общественном транспорте Владимира скоро подорожает, а светофоры поумнеют
Проезд в общественном транспорте Владимира скоро подорожает, а светофоры поумнеют Истории
Последний месяц этой зимы запомнится обилием снега и температурными качелями
Последний месяц этой зимы запомнится обилием снега и температурными качелями События
Замороженный «Леруа Мерлен» и застывший «Хилтон»: три строительных ожидания Владимира
Замороженный «Леруа Мерлен» и застывший «Хилтон»: три строительных ожидания Владимира Истории
Иран — не Ирак! Персидские тайны из еще не изданной книги Андрея Дубровского
Иран — не Ирак! Персидские тайны из еще не изданной книги Андрея Дубровского Везде свои
В предвкушении длинных выходных. Сколько дней будем отдыхать на 23 февраля и 8 марта?
В предвкушении длинных выходных. Сколько дней будем отдыхать на 23 февраля и 8 марта? События
«Несерьёзный бал» музейщиков, или Шуточный маскарад среди экспонатов
«Несерьёзный бал» музейщиков, или Шуточный маскарад среди экспонатов События