18+

«50 оттенков сырости». Захватывающие путевые заметки автора фильма о ВТЗ

24 Сентября 2021, 11:40
Везде свои

Закрытые границы одних стран, жесткие требования к въезжающим в других как-то резко сместили в сознании путешествующих ориентиры. И вот привычное: «в отпуск на юг» сменил слоган героев Киплинга: «А мы пойдем на Север». Социальные сети разных людей объединяют восторженные впечатления от полного релакса на берегу Белого, а не Черного моря. А Териберка в сезон отпусков этого года стала чуть ли ни популярнее Мармариса или Ялты.

Андрей Дубровский, автор фильма о развале ВТЗ, рассказал о своем экстремальном походе в Хибины.

Журналист Андрей Дубровский, один из авторов документального фильма «Кто убил «Владимирца?», бьющего рекорды просмотров на YouTube, на берегу Северного Ледовитого океана побывал еще до массового поветрия. Причем автостопом.

Андрей Дубровский, автор фильма о развале ВТЗ, рассказал о своем экстремальном походе в Хибины.

Путешествия для Андрея даже не хобби, но и не работа — тревел-блогером он себя не считает. Скорее это перезагрузка, возможность отключиться от дедлайнов, городской гонки и вспомнить о себе. Приключения и впечатления ему удается найти даже на берегу Клязьмы. Поход же по Хибинам, совершенный владимирцем в конце лета, стал настоящим испытанием на выживание. Путевые заметки журналиста его подписчики в соцсетях читали как захватывающий триллер.

«Думаю, когда-нибудь напишу книгу про путешествия. Надеюсь, кто-нибудь из вас будет среди читателей».
Андрей Дубровский, автор фильма о развале ВТЗ, рассказал о своем экстремальном походе в Хибины.

Хибины — это Мурманская область. Город Кировск, расположенный у подножия горы Кукисвумчорр, называют заполярным Куршавелем. Ключевое слово — заполярный.

«Хибины — горный массив в центре Кольского полуострова. Добраться сюда можно на поезде Москва-Мурманск за полутора суток. В 4:30 выпрыгиваем из тамбура на остановке Апатиты-1, — рассказывает Андрей. — Отсюда дорога ведет в город Кировск, построенный в 1930 годах у подножья горы Кукисвумчорр. Прямо в черте города расположен рудник, где из шахт, пробуренных в горе, круглосуточно вывозят апатитонефелиновые руды, из которых затем производят удобрения для сельского хозяйства. Составы с минералами с грохотом двигаются по железной дороге на юг».
Андрей Дубровский, автор фильма о развале ВТЗ, рассказал о своем экстремальном походе в Хибины.

Хибины у туристов не считаются сложными для покорения. Старейшие горы России, возрастом 390 млн лет, с перепадами едва достигают 800 метров. На языке саамов «Хибен» значит «плоскогорье». Самая высокая точка — гора Юдычвумчорр, 1200 метров. Но небольшая высота гор — не гарантия полной безопасности, так что расслабляться нельзя. Без подготовки и регистрации в МЧС на маршруты уходить не стоит.

Андрей с подругой, добравшись до подножья Хибин, присоединились к группе туристов, отправлявшихся по маршруту с инструктором. Активных туров по заполярным местам сейчас множество, разной степени сложности. Впрочем, из Кировска можно самостоятельно, даже не имея машины, сходить в легкий поход. В 4 километрах от Кукисвумчорра есть живописное озеро Малый Вудъявр, любимое место отдыха кировчан. Не обязательно штурмовать вершины, можно походить по лесу у озера, в окружении красивых гор. Несложный маршрут часа на 3-4 — подняться к заброшенным молибденовым рудникам.

Андрей Дубровский, автор фильма о развале ВТЗ, рассказал о своем экстремальном походе в Хибины.

Космические пейзажи заполярной тундры, с пестрым мхом, похожим на полотно абстракциониста, с карликовыми березками, вершинами гор манят любителей тишины и красивых фото. Но Апатиты и Кировск вряд ли очаруют путешественников. На Андрея они произвели странное впечатление:

«Срытые горные хребты, осыпавшиеся почти до основания, как яркое свидетельство губительного воздействия человека на природу. Рядом — многоэтажная свалка отработанных камней, смешанная с твердыми бытовыми отходами. Однако именно добыча руд десятилетиями обеспечивала людей рабочими местами и оправдывала сам смысл существования города в этих краях — среди мрачно нависающих горных хребтов, где редко бывает сухо и тепло.
Андрей Дубровский, автор фильма о развале ВТЗ, рассказал о своем экстремальном походе в Хибины.
Город, — это беспорядочно разбросанные грязно-красные облупленные панельные пятиэтажки, безвыходно и безмолвно зияющие дырами оконных рам, безучастный лай ржаво-серых собак, кривые ряды железобетонных гаражей и зудящие красно-бурые линии ЛЭП, паутиной опутывающие город. Здесь чувствуешь себя пойманным в ловушку. Привкус металла во рту, тошнота обволакивает десны и язык, больно любить этот безвыходный замшелый урбан и почти невозможно остаться к нему безучастным. Испытываю облегчение от бегства из города-зоны, микроавтобус добрасывает к подножью лесистых гор, где лицо тут же облипает мягкой свежей моросью».
Андрей Дубровский, автор фильма о развале ВТЗ, рассказал о своем экстремальном походе в Хибины.

Отдельные бонусы летнего путешествия по Заполярью: белые ночи и сырая погода. Вот почему на сайтах туроператоров самый частый совет: взять запас одежды с учетом перепада температуры от плюс 20 до плюс 5 и водозащитные комплекты.

По признанию Андрея, он всегда собирается в путешествия в последний момент. Но турист он бывалый, так что боекомплект всегда наготове. С 90-литровым рюкзаком со снаряжением и едой предстоит пройти около 130 км по лесотундре, по заваленным каменными глыбами перевалам.

«Тропа виляет вокруг берегов речки, заставляя пробираться сквозь набухшие влагой кусты лесотундры. Лямки набитого рюкзака стягивают плечевые суставы и давят на мозг. Раздражает».

Суровые боги Заполярья, скептически взглянув на компанию бледных обитателей мегаполисов, решили испытать их на водостойкость. С погодой, по словам Андрея, им явно подфартило. Но не будь этих испытаний, читатели, может, и не увидели бы захватывающих путевых заметок.

«В Хибинских горах за Полярным кругом третий день дождь. Прячемся в палатке, закутавшись вдвоем в один спальник, тела слипаются в коленях, толкаются пальцы ног. Сейчас 3:00. Но свет уже заполнил внутренность палатки и заползает в глаза. Тьма, кажется, даже не наступала. Это называется полярный день, или белая ночь.

Капли воды рассыпаются по куполу палатки. Постукивает. Звук рассеивается от центра к периферии, волнообразно. Облако мороси повисло в холодном воздухе над хвойным лесом и посыревшей черно-серой землей. На десятки километров во все стороны нет ничего, кроме сумрачной низкорослой лесотундры, темно-синих озер цвета индиго и скалистых бурлящих ручьев. Города спрятаны по ту сторону хребтов».

Белые ночи для не привыкшего человека — то еще испытание. И если в Питере солнце куда-то стеснительно прячется в положенное время, то за Полярным кругом оно висит, продолжая светить, отчего заснуть — проблема.

«Затолкались в один сыроватый спальник вдвоем, изнутри обтянутый защитным одеялом, прижимаясь плечами и коленями, не находя рукам свободного места. В нашем убежище было тесно, как в московском метро в час пик, но зато почти сухо и, вроде, тепло. Чтобы развернуться на другой бок, предстояло вначале вытянуть руки над головой, затем проделать вращение, будто шашлык на шампуре, завалившись то на один бок, то на другой. Сна не было, как на боковой полке плацкартного вагона, где я пролежал две ночи по пути в Апатиты. Солнце тогда почти не садилось, и я наблюдал за светлой гладью озер, размером с футбольное поле и выпуклыми сопками, густо покрытыми лесом. Тайга».

И все-таки отсутствие темноты не так критично, как наличие всепроникающей сырости в затяжные дожди. Те, кто с этим столкнулся, утверждают, что вымокшие вещи не высыхают никогда, и через несколько дней начинает казаться, что твоя кожа покрылась влажной плесенью.

«Выкапываюсь из глубины спальника, как животное из конуры. Выбираю между сырыми носками и не очень сырыми. Разницы нет, ботинки все равно, насквозь мокрые, еще с позавчерашнего дня. Из сухого — только флисовая кофта, в которой я сплю и бодрствую», — и это еще начало пути под моросящим надоедливым дождем.

Слушая грустное чавканье мокрых ботинок, туристы мрачно шутят, что их поход из горного превращается в водный.

Андрей Дубровский, автор фильма о развале ВТЗ, рассказал о своем экстремальном походе в Хибины.

«Переходим вброд горную речку в первый день похода в Хибинах, за Полярным кругом. Голыми ступнями в леденящий поток бурлящей воды. Шагаешь по щиколотку, местами ближе к колену, перетаскивая ноги по скользким неверным камням, к супротивному берегу. Затем натужно растираю стопы и фаланги пальцев, возвращая им чувствительность, и натягиваю на них хрупкую броню — сухие ботинки. Пока еще сухие.

Поначалу это кажется отличным решением. Я еще не знаю, каково это: просыпаясь, натягивать колющиеся от сырости подмерзшие носки и просовывать их в ботинки, разбухающие от впитанной ими морозной жидкости. Намокшая обувь не сохнет по несколько суток — ни в палатке, ни у костра.

Андрей Дубровский, автор фильма о развале ВТЗ, рассказал о своем экстремальном походе в Хибины.

Влага проникает к телу постепенно, отвоевывая один участок за другим: морось облепляет лицо и белыми звездочками оседает на кофте, собираясь в капли, скатывается по коже, на ботинки налипает роса, сваливаясь с шатких хрустящих кустов, и просачиваясь из шипящих под ногами мхов. Дождь местами усиливается, находя способы забраться под куртку и штаны, слегка намочить нижнее белье.

Гардероб разделяется на полусухие и полусырые вещи — 50 оттенков сырости. Но это временно, пока дождь не станет постоянным, остукивая стенки палатки по ночам, временами переходя к барабанному ритму. Пространство сухости сужается до квадратного метра внутренности палатки, куда с краев тента тоже начинает просачиваться и подтекать худыми каплями влага. Расклеивая слипшиеся глаза, слышишь сопение речки и причмокивание сырятины в воздухе. Сырость — это константа заполярного Севера».

Привал с костром и горячей едой — вот награда для туриста. Только ведь проклятая сырость добирается до дров и даже спичек. Вместо вожделенного отдыха — поиск полусухих веток и добывание огня.

Андрей Дубровский, автор фильма о развале ВТЗ, рассказал о своем экстремальном походе в Хибины.

«Отсыревшие дрова непригодны для розжига. На дне влажной кучи древесины удается нащупать пару сухих палок. Обстрагиваю худые бревнышки топором, снимая с них бересту, — ей вместе со щепками от палок и парой салфеток предстоит вспыхнуть огнем. Гаснут спички, истлевают платки, скатываясь в маленькие почерневшие сгустки.

Юрий, бывший военный летчик и действующий садовод, припас с собой кусочек сухого розжига, внешне похожего на кубик сахара, который я подкладываю под горстку веток, ему удается сохранять еле заметное пламя около минуты. За это время хвоя с берестой берутся огнем. Спасибо тебе, Бог костра. Над пламенем вешаю два котелка, — в одном будет томиться каша, в другом — пыхтеть вода для чая».

Места стоянок зафиксированы в маршруте, которому следует инструктор. Он же отвечает за технологию организации привала: чтоб нужное стояло, положенное горело, предусмотренное варилось. Иногда силы путников иссякали раньше, чем расстояние до места передышки.

«В ущелье лютует ветер, близкий к штормовому. Толкает в спину, со свистом и шипением забираясь под куртку, кусая кожу. Ущелье — аэродинамическая труба естественного происхождения. Останавливаемся, чтобы собрать группу, — скучиваемся у трехметровой каменной глыбы. Инструктор Лера то ли в шутку, то ли серьезно, предлагает использовать тактику пингвинов для согревания: замершие особи прут к центру стаи, вытесняя наружу подсогревшихся.

Но согреться не удается. Холодный ветер прорывается к намокшим конечностям, становится опасно. От холода у меня начинает ломить колени, черствеют пальцы ног. Люди идут, не останавливаясь на стоянки, не пьют воду, не гадят. Всем люто холодно, и понятно, что ситуация вышла из-под контроля. Надо идти, чтоб не обморозиться. Ничего не остается, кроме как идти, расталкивая пальцы ног, приподнимая и сжимая их в сыром холодном ботинке.

Андрей Дубровский, автор фильма о развале ВТЗ, рассказал о своем экстремальном походе в Хибины.
Я дышу, когда делаю шаг. Дышу, чтобы успокаиваться, чтобы держать темп. Тропа то холмится, подкидывая на подъеме, то растягивается в линию. Даже самые медленные участники группы теперь обгоняют меня, люди надеются быстрее пересечь перевал. Глаза кружатся от камней под ногами. В голове набухает пустота, надуваясь, как гелиевый шарик. Считаю шаги. Тупо пялюсь в искривленный холмистый горизонт. Усталость подпрыгивает к горлу».

До призрачных миражей дело не доходило, все же тундра — это вам не пустыня. Но когда силы на исходе, зрение подводит, иллюзорно приближая цели.

«Впереди зеленится речная долина, над ней в полнеба вздыбилась радуга, как Триумфальная арка. Кажется, вот-вот дойдем до стоянки, и грохнемся в спальники и будем греть одеревеневшие конечности. Надо идти, потому что это единственный способ дойти. Поднимаемся на опушку низкорослого леса. Я готов лежать на земле и облизывать и обсасывать желтистые шершавые мхи.

Тропа заводит в хвойный лес. Инструктор Лера кружит по лесной опушке, пытаясь понять, где мы находимся и осознать наличие ближайших стоянок. Она признается, что была здесь зимой, но не в летнее время, пейзажи совсем не схожи. Ее навигатор показывает 700 метров до ближайшей стоянки и 2-3 километра — до „шоколадной“. Решение принимается негласно, все молчат, народ тупо пялится в землю и надеется на скорейшее завершение адского марш-броска. Идем на резервных силах организма. Плевать на поход, плевать на происходящее. Я вообще не вдупляю, кто идет впереди, а кто сзади. Остервенело расталкиваю ветки, нервно бреду в бреду.

Лера тоже на пределе, она уже не обращает внимания на замыкающих группу, как делала это через каждые пять минут в первые дни, пристально следя за отстающими. Теперь, ее хватает только на то, чтобы идти и тупо вести идущих позади нее к стоянке. Километр за километром углубляемся в лес, кажется, это длится еще час, может, два. Мне давно плевать на стоянку, не плевать только на застывающие слипшиеся пальцы ног».

Кто тут писал про «легкие» Хибины? Поход «прогулочным шагом вдоль озера» в реалиях Заполярья превращался в гонки на выживание.

«Натыкаемся на стоянку. Я шмякаюсь весом тела и рюкзака в лоснящийся бугорок мха. Люди тоже поскидывали поклажу и разобщились по полянке. Инструктор говорит, это не та стоянка, уверяет, что остался километр. Кажется, она начинает понимать, что люди давно за пределами своих возможностей. „Кто остались полуживые — дойдут и поставят костер. Полумертвым — кутаться по палаткам“.
Андрей Дубровский, автор фильма о развале ВТЗ, рассказал о своем экстремальном походе в Хибины.
Я нахожу себя полумертвым, и встаю под рюкзак, только чтобы дойти и там лечь. До „шоколадной стоянки“ люди дошаркивают не все и не сразу. Я бросаю поклажу и судорожно сочленяю палатку с дугами и тентом. Проваливаюсь внутрь, падаю на туристический коврик перед рюкзаком. Вскрываю зипер, вышвыриваю вещи, нащупывая на дне спальник и обнаруживаю, что он со всех сторон сырой. Я в отчаянии. Раиса вытаскивает свой спальник, еще сырее, чем мой, полный воды. Я не понимаю, что делать. Думаю, и нет сил думать. Хватаю бумажные салфетки и начинаю истерично натирать свой спальник, насквозь промокший в ногах снаружи и внутри. Ситуация экстренная, но решение должно быть. Вспомнил про химические телогрейки, что таскаю с собой в походы уже несколько лет. Кажется, настал тот час. Вместе с ними выуживаю защитное серебристое термоодеяло, предназначенное для спасения замерзающих людей. Стелю его по всей внутренней поверхности спальника и бросаю внутрь грелки, не все срабатывают, но часть явно дает тепло».

В теплой и сухой комнате Андрей рассказывает о походе с ноткой ностальгии. Вспоминает «однополчан» — туристов из группы. Один научил его колоть дрова обухом топора.

Андрей Дубровский, автор фильма о развале ВТЗ, рассказал о своем экстремальном походе в Хибины.
«Засаживаешь колун поглубже в древесное тело и с разворота хреначишь его об стоящий под ногами пнище. После пары десятков раскрошенных палок и обрубков бревен чувствуешь себя великолепно, — как после хорошего секса. К тому же альтернативы в условиях палаточного городка нет. В правилах группы интимные отношения с участниками запрещены».
Андрей Дубровский, автор фильма о развале ВТЗ, рассказал о своем экстремальном походе в Хибины.

Что еще толкает типичного горожанина на подобные испытания? Не дух же бойскаута, желающего получить лишнюю лычку за умение разводить костер с одной спички? Что остается после того, как сброшен на пороге дома тяжеленный рюкзак, как будто сросшийся с плечами? У Андрея Дубровского это — впечатления и трудно уловимые ощущения.

Андрей Дубровский, автор фильма о развале ВТЗ, рассказал о своем экстремальном походе в Хибины.
«Рядом струится и рыхлится горная речка, если несколько минут сидеть подле нее, шум течения воды удается фрагментировать, улавливая, где поток проходит едва касаясь, а где с силой врезается в камни. Здесь нет ни связи, ни интернета — с самого первого дня похода, то есть уже восемь дней. Не докучают сообщения в мессенджерах, и никто не может прервать мерный и величественный, ненавязчивый шепот и рокот горных рек. У всего есть свой ритм: речного течения, шуршания опадающей листвы, дыхания и биения сердца.
Андрей Дубровский, автор фильма о развале ВТЗ, рассказал о своем экстремальном походе в Хибины.
Я бы распластался на сочных вздыбленных желто-салатовых мхах и стал прислушиваться. Беспокойство уходит, срочные рабочие задачи, дедлайны, переговоры и решения, в голове не зудят мысли. Поток воздуха щекочет мое лицо, притрагиваясь к кончикам ушей и ресницам. Я здесь — на опушке хвойного леса посередине между лесистыми горными хребтами. В молчании леса я вспомнил о себе».

Фото Ильи Федюкина

Нежно-бирюзовая Toyota Celica и другие тюнинг-номинанты AutoFest 2021
Нежно-бирюзовая Toyota Celica и другие тюнинг-номинанты AutoFest 2021 События
Создатель сообщества, которое уже 10 лет стоит на страже владимирского рока
Создатель сообщества, которое уже 10 лет стоит на страже владимирского рока От фольклора до хардкора
Церкви села Сима Юрьев-Польского района и их историческая связь с Багратионом
Церкви села Сима Юрьев-Польского района и их историческая связь с Багратионом Места надо знать!
Гастрономические боксы для эстетов: прошутто с персиком и разноцветные бургеры
Гастрономические боксы для эстетов: прошутто с персиком и разноцветные бургеры Партнерский материал
Афро-дэнс и танец богомола. Простые движения в Instagram владимирских красавиц
Афро-дэнс и танец богомола. Простые движения в Instagram владимирских красавиц #безфильтров
Локдаун или QR-коды – к каким ограничениям готовиться жителям 33-го региона?
Локдаун или QR-коды – к каким ограничениям готовиться жителям 33-го региона? События
Хештег #october: созерцаем владимирские красоты и прощаемся с «золотой» порой
Хештег #october: созерцаем владимирские красоты и прощаемся с «золотой» порой Истории
Память на лица: узнаете ли вы владимирцев, которыми можно гордиться?
Память на лица: узнаете ли вы владимирцев, которыми можно гордиться? Тесты
Выбирайте лучший ресторан, кафе, бар и сетевое заведение во Владимире
Выбирайте лучший ресторан, кафе, бар и сетевое заведение во Владимире События
Всем по шапке: топ-7 самых модных головных уборов этого сезона
Всем по шапке: топ-7 самых модных головных уборов этого сезона Истории
Встречаем настоящий октябрь. На Владимирскую область надвигаются дожди и похолодание
Встречаем настоящий октябрь. На Владимирскую область надвигаются дожди и похолодание События
Раскрутка от лейбла Басты и новые песни дуэта Тимофея Копылова и Сергея Мезенцева
Раскрутка от лейбла Басты и новые песни дуэта Тимофея Копылова и Сергея Мезенцева От фольклора до хардкора
Обзор за неделю: рост цен в транспорте, велодорожка в Добром и новые камеры видеофиксации
Обзор за неделю: рост цен в транспорте, велодорожка в Добром и новые камеры видеофиксации События
Колокольня - речной маяк, или Выездная презентация книги о погосте Венец
Колокольня - речной маяк, или Выездная презентация книги о погосте Венец События
В коттеджах осенью и на Новый год: Суздаль в топ-10 популярных направлений для отдыха
В коттеджах осенью и на Новый год: Суздаль в топ-10 популярных направлений для отдыха События
Арт-объект жителя Коврова могут признать самым необычным в России
Арт-объект жителя Коврова могут признать самым необычным в России События
Селебрити на Шалопаевке. Серия открыток о городе с изображением известных владимирцев
Селебрити на Шалопаевке. Серия открыток о городе с изображением известных владимирцев События
Большие победы в четырех дисциплинах! Октябрьские медали владимирских спортсменов
Большие победы в четырех дисциплинах! Октябрьские медали владимирских спортсменов События
Перспективы «Лыбеди» и территории у ДТЮ: смотрим новые концепты благоустройств
Перспективы «Лыбеди» и территории у ДТЮ: смотрим новые концепты благоустройств События
Винтажный десант «барахольщиков» встряхнул древний Суздаль
Винтажный десант «барахольщиков» встряхнул древний Суздаль Истории