18+

Как попасть в яхтенный бизнес в 17 лет, или Хронология успеха Юлии Скопцовой

16 Июня 2020, 16:00
Везде свои

О яхтах она рассказывает с горящими глазами и вспоминает, как в 17 лет продала свою первую небольшую лодку длиной до 11 метров. Юлия Скопцова сделала головокружительную карьеру в яхтенной сфере, и теперь ее жизнь кажется настоящей сказкой.

Юлия Скопцова переехала из Радужного в Москву в 17 лет. В 24 года она уже основала свою яхтенную компанию. Теперь девушка продает в среднем по 46 яхт в год стоимостью до 15 миллионов евро

— С чего все начиналось?

— Я родилась во Владимире, но в городе Радужный прошло все мое детство. Там я взрослела, училась в школе, побеждала на олимпиадах. Но потом, в одиннадцатом классе, уже встал вопрос — куда поступать. Я, конечно, хотела в Москву, потому что, как и все, стремилась переехать в большой город. В столице начала учиться на факультете социальной работы в Российском государственном социальном университете. Это не тот вуз, что я хотела, но там мне дали общежитие. А вот более престижный и привлекательный для меня институт не предоставлял жилье иногородним студентам.

Тогда, на первом курсе, я поняла, что денег мне не очень хватает. Поэтому стала подрабатывать обычным промоутером в московском продуктовом магазине. Вот эти люди, которые пристают к вам в магазине, — это была я (смеется). В принципе, талант хорошего продавца проявился уже тогда, потому что с задачей реализовать определенный товар в магазине я справилась дня за два.

В итоге накопила денег и сделала свое небольшое модельное портфолио — это был 2006 год, когда «Инстаграма» и других соцсетей, где можно выложить фото и показать себя, еще не существовало. Соответственно, я сделала свои первые снимки, и тогда меня, как девушку модельной внешности, взяли на работу в аэропорт Домодедово раздавать листовки.

И вот все лето практически каждый день с 8 утра до 8 вечера я раздавала брошюры ресторана. Как сейчас помню — там была акция «Счастливый час». Вообще, работать я могла в одну из двух смен — с 8 утра до 12 дня, либо с 4 до 8 часов вечера. Но платили 10 долларов в час. И я как-то уговорила организаторов позволить мне трудиться в обе смены — получалось 80 долларов в день.

Это была работа на износ. Во-первых, аэропорт Домодедово находится в 40 км от города, что по нашим меркам вообще огромное расстояние. Нужно было вставать каждый день в 5 утра, при этом прекрасно выглядеть и приезжать на работу, чтобы, улыбаясь, раздавать листовки. В 10-11 вечера я только приезжала домой. Этот «день сурка» у меня длился, наверное, месяца два-три. При этом я работала вообще без выходных.

Тогда 80 долларов в день творили чудеса (смеется). На самом деле, это история про настоящую человеческую жадность, которая может быть только у голодных студентов. Сейчас в подобном ритме я работать не смогла бы. Такое бывает, только когда тебе 17 лет.

Так в 2006 году я зарабатывала около 2000 долларов в месяц, не имея образования и навыков, раздавая листовки в аэропорту. Причем я их не тратила, потому что все мои желания ограничивались тем, чтобы поспать между этими сменами где-нибудь в зале ожидания.

— Как вы попали в яхтенную сферу?

— Благодаря этой работе. Меня заметил технический директор одной яхтенной компании — он много ездил по командировкам и видел меня в аэропорту. Однажды он сказал: «Ты позитивная, все время улыбаешься, нам такие девушки нужны на выставку яхт. А то у нас все время какие-то кислые девчонки стоят, давай, ты у нас поработаешь». Я спросила про условия. Он ответил: «100 долларов в день. Работать нужно с 10 утра до 6 вечера в течение 5 дней». Столько длилась выставка. Естественно, я согласилась.

Юлия Скопцова переехала из Радужного в Москву в 17 лет. В 24 года она уже основала свою яхтенную компанию. Теперь девушка продает в среднем по 46 яхт в год стоимостью до 15 миллионов евро

Еще в первый рабочий день я, как голодный студент и амбициозный человек, уточнила: «А что будет, если я продам яхту?». В ответ технический директор посмеялся и сказал, что заплатит в этом случае мне премию — 300 долларов. Да, мне тогда казалось вполне нормальным прийти и, ничего не зная про яхты, продать одну из них. А еще казалось, что комиссия в размере 300 долларов вполне себе отличная.

На выставке стояли небольшие катера 10-12 метров — ими и торговали. Важно понимать, что цены на нефть тогда были достаточно высокими, и денег в стране было много. Поэтому покупатели выстраивались в очереди к стендам. Менеджеры по продажам показывали товары буквально без остановки. А я была девушкой на рецепции: встречала людей, улыбалась, брала контакты, разносила чай-кофе, предлагала присесть на диванчик, чтобы подождать менеджера. Тут-то я и увидела возможность: сказала уставшим менеджерам, что запомнила, как они общаются с клиентами, и отправилась сама показывать гостям катера, водить туры по выставке.

Юлия Скопцова переехала из Радужного в Москву в 17 лет. В 24 года она уже основала свою яхтенную компанию. Теперь девушка продает в среднем по 46 яхт в год стоимостью до 15 миллионов евро

В яхтах и лодках я тогда, конечно, не понимала практически ничего. А когда меня о чем-то спрашивали, я просто улыбалась и что-то жизнерадостно отвечала. Помню, что даже говорила какие-то непрофессиональные вещи, которые сейчас бы себе не позволила. Но на тот момент «безумие и отвага» порождали во мне какую-то общую синергию.

В результате я показала катера нескольким клиентам, и на следующий день один из них пришел подписывать контракт. Так я получила свои 300 долларов. Это были действительно большие деньги. Первое судно, которое я продала, стоило 2000 долларов. Это был катер размером 33 фута (около 11 метров). Дальше я начала стажировку — приходила по вечерам после учебы и работала помощником менеджера по продажам, набиралась опыта. Со временем доросла до менеджера по продажам, а потом и до руководителя отдела продаж. В 2012 году наши пути с компанией разошлись. Тогда я и основала свою собственную — Smart Yachts.

Юлия Скопцова переехала из Радужного в Москву в 17 лет. В 24 года она уже основала свою яхтенную компанию. Теперь девушка продает в среднем по 46 яхт в год стоимостью до 15 миллионов евро

— Сложно было открывать свое дело?

— Не все было гладко. Поэтому идеальной сказки о том, как ты что-то создаешь и это все сразу работает, — нет. На тот момент мне было 24 года, и меня уже знали на рынке. Но когда я приходила к производителям яхт, чтобы получить дилерский контракт, мне говорили: «Да, ты хорошая девочка, но как бы... пойди подумай». Или «повзрослей». Что-то шло гладко, а что-то не очень. Какие-то дилерские контракты я все-таки получила, но не с самыми топовыми брендами.

Логотип перевернутой ракушки наутилус для Smart Yachts мне на день рождения подарила лучшая подруга, которая, кстати, тоже родом из Радужного. Она разработала его вместе с дизайнером. Конечно, с того времени он трансформировался, но так и остался логотипом компании. Это очень много для меня значит. В общем, сложилась такая классическая история о том, как ты создаешь что-то с нуля, не имея за спиной финансовой подушки безопасности.

Потом мне удалось привлечь инвестиции, и компания стала расширяться. На сегодняшний день Smart Yachts — одна из ведущих компаний по продажам лодок на территории России. Мы реализуем 46 единиц в год. Это, как правило, не самые большие яхты, где-то до 40 метров и стоимостью до 15 миллионов евро. Хороший, интересный бизнес.

Юлия Скопцова переехала из Радужного в Москву в 17 лет. В 24 года она уже основала свою яхтенную компанию. Теперь девушка продает в среднем по 46 яхт в год стоимостью до 15 миллионов евро

Потом я решила попробовать сделать нечто подобное в другой стране. Так, в 2017 году открыла еще одну компанию в Англии — похожую на Smart Yachts, но с другим наименованием. Она не такая крупная, хотя динамика развития с 2017 года даже лучше, чем у российской компании. Возможно, это будет крупный представитель на британском рынке, ведь в этой стране покупательская способность выше.

У нас также есть офис в Монако, но там работает другая модель бизнеса — брокерская. В России же — дистрибьюторская, а это означает, что мы заключаем контракты с заводами-производителями и, как эксклюзивный поставщик, продаем яхты. Кроме нас, никто больше не имеет право реализовывать этот товар. Мы выстраиваем сеть субдилеров, агентов вокруг себя. А в Монако сами работаем как агенты.

— Каково быть яхтенным брокером?

— Один из самых популярных вопросов от подписчиков в «Инстаграм» — как получить такую работу мечты? Как стать яхтенным брокером? Люди смотрят на эту красивую жизнь, где я путешествую, посещаю живописные места, всегда нахожусь на борту счастливая и довольная. Но, честно скажу, это очень сложное дело.

Яхтенный брокер — человек, который обладает определенными знаниями и компетенциями в данной сфере. Чтобы быть профессионалом, нужно понимать всю техническую информацию, вплоть до того, как делаются корпуса. Нужно вложить много времени и денег. Я посетила свыше 20 яхтенных заводов, свыше 100 выставок, посмотрела почти все модели вживую. Специалисту необходимо проехать по разным странам, посмотреть разные заводы, понять, чем они отличаются друг от друга. Кроме того, важно разбираться — куда идет индустрия, как развиваются тренды. В первые пару лет работы надо только учиться и впитывать знания.

Юлия Скопцова переехала из Радужного в Москву в 17 лет. В 24 года она уже основала свою яхтенную компанию. Теперь девушка продает в среднем по 46 яхт в год стоимостью до 15 миллионов евро

Яхтенные брокеры, чаще всего, рано утром работать не начинают. Это сервисный труд, связанный с обслуживанием других людей. Мы привязаны к графику наших клиентов. А это руководители бизнесов, топ-менеджеры. По будням они едут на работу рано утром и занимаются своими делами, растят свои компании. Поэтому до 12 часов практически никаких звонков мы не получаем. Вся активность начинается после полудня. Плюс, в выходные почти всегда есть дела — например, показы лодок в регионах.

Юлия Скопцова переехала из Радужного в Москву в 17 лет. В 24 года она уже основала свою яхтенную компанию. Теперь девушка продает в среднем по 46 яхт в год стоимостью до 15 миллионов евро

— Кстати, о регионах — у вас есть клиенты из Владимирской области?

— Конечно. Клязьма не судоходная, поэтому клиент из 33-го региона чаще всего просит поставить лодку где-то между Москвой и Нижним Новгородом. В последнем вообще потрясающее место для яхтинга — там стрелка Оки и Волги, много красивых берегов, есть яхт-клубы. В столице тоже они имеются. Все смеются и спрашивают: «Как ты в Москве продаешь яхты, там же нет моря?». Я отвечаю: «Подождите, это город пяти морей. Почему? А потому, что гладиолус» (смеется).

Вообще, в России есть цепь водохранилищ, и действительно через Москву можно выйти в 5 морей. Но это долго, дорого и глупо. Так делать не нужно. Но, тем не менее, в России есть такие морские пути, которые называются «Малая кругосветка» через Нижний Новгород, «Большая кругосветка» через Питер. А в столице более 40 яхт-клубов. Там, где Москва судоходная (водохранилища Пироговское, Химкинское, Пестовское), много, в том числе, и ресторанов на воде. К некоторым можно добраться исключительно на судне — туда яхтсмены приезжают ужинать с видом на закат.

Кстати, когда ты после долгого рабочего дня на лодочке или катерочке идешь по воде — уже отдыхаешь, по ощущениям, как за целую неделю. А вот на машине все по-другому — на ней нужно сначала доехать к месту отдыха, что само по себе выматывает, и уже только потом можно расслабиться.

Юлия Скопцова переехала из Радужного в Москву в 17 лет. В 24 года она уже основала свою яхтенную компанию. Теперь девушка продает в среднем по 46 яхт в год стоимостью до 15 миллионов евро

— Яхта предназначена в основном для состоятельных людей? Или ее может себе позволить любой?

— Это вопрос культуры и судоходности. Например, во Владимире нет ни причалов, ни пристаней, Клязьма не почищена. В Самаре, если я не ошибаюсь, зарегистрировано примерно 36 тысяч судов. То есть, если город судоходный и в нем есть яхтенная культура, то его жители — даже семья со средними доходами — могут позволить себе небольшую семейную лодочку. Это процветает в Самаре, Саратове, Казани, Нижнем Новгороде, Волгограде — в общем, во всех городах по Волге.

ЭТО ИНТЕРЕСНО!Парусное судно в любом размере — это яхта, даже если оно всего 10-15 метров. А вот моторная лодка до 24 метров по международной классификации идет как катер. По российской — до 20 метров. Она регистрируется в ГИМС МЧС России. 20 метров — это много по нашим меркам. На самом деле, большинство лодок здесь — это моторные катера. Но мы называем их яхтами, потому что они стоят больших денег, и как-то обидно такое имущество называть катером. Свыше 20 метров начинаются уже суперъяхты, мегаяхты, гигаяхты. Эти слова означают длину судна и его валовую внутреннюю вместимость.

В нашей компании мы всегда помогаем с выбором и предлагаем людям умные решения. Всегда нужно уточнять у клиента — где он хочет эксплуатировать лодку, насколько важна осадка, как далеко находятся заправки друг от друга, какова должна быть дальность хода, сколько человек планируют отдыхать на борту днем и сколько нужно спальных мест. Приведу пример: в заповедниках разрешено ходить на скорости не выше 7 узлов, а вот в море хорошая скорость — это преимущество, потому что там можно «дать по газам» и уйти от непогоды. При выборе яхты важны все детали.

Юлия Скопцова переехала из Радужного в Москву в 17 лет. В 24 года она уже основала свою яхтенную компанию. Теперь девушка продает в среднем по 46 яхт в год стоимостью до 15 миллионов евро
Юлия Скопцова переехала из Радужного в Москву в 17 лет. В 24 года она уже основала свою яхтенную компанию. Теперь девушка продает в среднем по 46 яхт в год стоимостью до 15 миллионов евро

— У вас столько фотографий из разных стран и городов! Любите путешествовать?

— Сама я заядлый путешественник — обожаю это делать. Большинство командировок по работе связаны с городами, которые стоят на море. А вот личные поездки, как правило, совершаю в горы или какие-то совсем экзотические места. Так, я оказалась на Тибете, делала там какие-то ритуальные обходы, Коры — все это было очень интересно. Также бродила в Амазонских джунглях, поднималась на Мачу-Пикчу. А еще была в Африке в Танзании. Всегда, когда есть возможность куда-то выбраться, я с удовольствием это делаю. За спиной уже около 50 стран.

Юлия Скопцова переехала из Радужного в Москву в 17 лет. В 24 года она уже основала свою яхтенную компанию. Теперь девушка продает в среднем по 46 яхт в год стоимостью до 15 миллионов евро
Юлия Скопцова переехала из Радужного в Москву в 17 лет. В 24 года она уже основала свою яхтенную компанию. Теперь девушка продает в среднем по 46 яхт в год стоимостью до 15 миллионов евро

И конечно, я люблю свою малую родину — Владимир, Радужный. Очень приятно иногда вернуться сюда ненадолго. Приезжаю к родным и близким. Здесь хорошо и спокойно.

Студенты рулят! Молодежь ВлГУ анонсировала новые проекты
Студенты рулят! Молодежь ВлГУ анонсировала новые проекты Партнерский материал
Владимирские родители о том, отправят ли детей в лагерь этим летом
Владимирские родители о том, отправят ли детей в лагерь этим летом События
«Мураками» во Владимире: истории под акустику про грязные носки и любовь к жизни
«Мураками» во Владимире: истории под акустику про грязные носки и любовь к жизни От фольклора до хардкора
Маленькие чемпионы и настоящие легенды Всероссийского турнира по самбо
Маленькие чемпионы и настоящие легенды Всероссийского турнира по самбо События
Тест-драйв: возле каких владимирских торговых центров самые удобные парковки?
Тест-драйв: возле каких владимирских торговых центров самые удобные парковки? Испытано на себе
Лженаука или реально полезные знания? Соционик о типологии личности
Лженаука или реально полезные знания? Соционик о типологии личности Истории
«Анти-тревел» в Ейске: наша «Поля из деревки» парилась в бане у местной тиктокерши
«Анти-тревел» в Ейске: наша «Поля из деревки» парилась в бане у местной тиктокерши События
Идеолог русской кухни и шеф, готовившая для принца Монако, устроили ужин в 4 руки
Идеолог русской кухни и шеф, готовившая для принца Монако, устроили ужин в 4 руки Партнерский материал
«Валим» боком: снежные гонки на «УАЗиках», «Нивах» и вездеходах
«Валим» боком: снежные гонки на «УАЗиках», «Нивах» и вездеходах События
Будуар в стиле Vogue, монохромные оттенки. Во Владимире выбрали лучшую свадьбу 2020 года
Будуар в стиле Vogue, монохромные оттенки. Во Владимире выбрали лучшую свадьбу 2020 года События
Дисквалификация и новая профессия: Алексей Слепов о карьере после пандемии
Дисквалификация и новая профессия: Алексей Слепов о карьере после пандемии Истории
«Мужские выходные» во Владимире! Заруба в -25° и тысячи лыжников
«Мужские выходные» во Владимире! Заруба в -25° и тысячи лыжников События
3 кареты на одну Золушку: современные скульптуры в древнем городе
3 кареты на одну Золушку: современные скульптуры в древнем городе Истории
Дискотека, Мальдивы, сладкие булочки, или Как владимирцы отметили 23 февраля
Дискотека, Мальдивы, сладкие булочки, или Как владимирцы отметили 23 февраля #безфильтров
Неожиданное завершение зимы: аномальные морозы сменятся рекордной оттепелью
Неожиданное завершение зимы: аномальные морозы сменятся рекордной оттепелью События
Noize MC накрыл Владимир волной лучшего саркастического рэпа
Noize MC накрыл Владимир волной лучшего саркастического рэпа От фольклора до хардкора
Личный опыт: действие второй прививки вакциной «Спутник V»
Личный опыт: действие второй прививки вакциной «Спутник V» Испытано на себе
Концерт группы «Рекорд Оркестр»: неожиданное начало и новые песни
Концерт группы «Рекорд Оркестр»: неожиданное начало и новые песни От фольклора до хардкора
Владимирские подворотни. Узнаете ли вы их?
Владимирские подворотни. Узнаете ли вы их? Тесты
Сексуальность и танцы: техники раскрепощения от Алёны Поны
Сексуальность и танцы: техники раскрепощения от Алёны Поны Истории